Добро пожаловать!
Мы рады приветствовать Вас на ролевой "Коты Воители. Лес Новых Судеб". Мы — известный проект возрастом более шести лет. У нас не очень высокие требования и старый добрый локационный режим игры, и мы идеально подойдём как для новичков, так и для опытных ролевиков.
Стань одним из нас, твоя судьба в твоих лапах!

Коты-Воители: Лес Новых Судеб

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Главная поляна

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

Здесь коты отдыхают, едят, греются на солнышке... В общем, приятно проводят время.

0

2

Начало игры
Я сегодня проснулась довольно рано. Вокруг лишь сонные морды и пушистые задницы. Мне было ужасно душно, практически нечем было дышать, несмотря на прохладу раннего утра и ветерок, задувавший в палатку. Кое-как поднявшись на ватные лапы, я направилась к выходу, осторожно переступая соплеменников, чтобы их не разбудить. У выхода я замерла и зевнула во всю пасть, едва не вывернув себе челюсть, а затем стала пролезать через ветки, чтобы выйти из палатки.

Я пробралась сквозь переплетение ветвей, ещё припорошенных снегом, оставив на них несколько пёстрых шерстинок. Ступив на мягкую землю, уже начавшую покрываться юной травкой, я выпустила коготки, впиваясь в рыхлую землю. Зевнув во всю пасть опять, я подняла голову и устремила свой взгляд вперёд, туда, где солнце постепенно поднимается, окрашивая небо в оттенки золота. Переступив через большую, толстую ветвь, лежащую прямо у входа, я заметила какое-то движение на поляне - это глашатай распрелелял патрули.

Сегодня первую половину дня я провела в лагере, а оставшийся кусок дня -, в вечернем пограничном патруле, нас отправили на границу с племенем Теней. Там всё было довольно спокойно, и мы вернулись назад раньше чем нужно было. Не к ночи, а на закате. В лагере все мои соплеменники собрались большой кучей и шумели. Я подошла узнать, в чём дело.

Оказалось, совсем недавно, до возвращения меня, охотничий патруль вернулся в лагерь с пустыми лапами. Отчитываясь перед глашатаем, старший воитель горячо клялся, что всю их добычу, припрятанную под корнями Совиного Дерева, украл енот! Пока коты спорили и ругались, я задумалась... Нельзя оставлять племя голодным!

И тут я поняла, что это мой шанс прославиться. Стать уважаемой! Я была молода и честолюбива. И довольно безрассудна, поэтому тихо, пока никто не видел, стала пробираться к выходу из лагеря. Ветви кустарника закачались, когда я, выскакивая из лагеря, задела их. Я поймала кустик лапой и придержала. Вот так, потихоньку, я пробралась сквозь листву и колючки и выскользнула в лес. Теперь я попробую самостоятельно поймать этого самого наглого воришку! Как его там... Енота!

– Вот наглец, - проворчала я сквозь зубы, рысцой взбегая по склону.
Лапы мои бешено стучали по сырой прохладной земле, в вечернем свежем воздухе пахло Юными Листьями. Подняв хвост вверх, я неслась по холму, едва не повизгивая от нетерпения. План нападения на енота я решила придумать на ходу, а пока нужно найти этого хулигана-енота...
Солнце уже почти закатилось, когда я очутилась под деревьями.
Совиное дерево

Отредактировано Рыжебока (2018-04-01 15:47:07)

0

3

Начало игры
Пламенная Буря лежала на Главной Поляне, подставив свои бока солнечному свету. Было очень жарко, но кошка продолжала греться. Всё-таки было что-то необычное в лучиках-пронырах, которые, касаясь рыжей шубки, окрашивали её в золотистые оттенки и дарили тепло. Глашатай позволила себе моменты праздности, дабы отдохнуть после утреннего патруля. Кошка лениво подняла морду и уставилась в небо. Белое пятно ударило по глазам, заставляя кошку их закрыть, чтобы увидеть причудливую игру цветных пятен. Говорила её мама, что нельзя смотреть на солнце, но так хочется, совсем чуть-чуть. Кошка чуть слышно заурчала, вспоминая о матери. Это было похоже на отдых разума. Разума, что всегда был занят проблемами, что роем атаковали сознание глашатая. Да, сезон Зелёных Листьев – благодатная пора, что позволяла забыть о болезнях, голоде. Но появились угрозы засухи, лесных пожаров. Пламенная Буря боялась того, что в какой-то момент к ней придёт кто-то из патрульных и скажет: «Ручей пересох – придётся спускаться к реке». Конечно, она уже десятки раз продумывала, что будет делать в такой ситуации, но легче от этого не становилось. Пугали и двуногие, что с наступлением тепла всё чаще показывались в лесу. Глашатай особенно тщательно следила за их передвижением, посылая в места их возможного появления патрули, в составе которого были исключительно воины.
  Пламенная Буря тряхнула головой, пытаясь сбросить с себя груз мыслей – удалось плохо: на секунды проблемы отлетели подобно брызгам воды, но через мгновение вернулись, напоминая тем самым надоедливых насекомых. Не оставляя попыток вернуться в реальный мир, воительница открыла глаза: жизнь Главной Поляны оставалась неизменной. Мирное зрелище подарило временный покой глашатаю, но взгляд рыжей воительницы упал на силуэт, что покоился в тенистой части поляны. Жаркие дни были далеко не самым лучшим временем, чтобы тренировать оруженосца боевым навыкам. Конечно, Пламенная Буря считала, что воитель должен быть работоспособен в любую погоду, но ученик ещё был слишком юн. Но даже в такое время существовало идеальное занятие для оруженосца.
Рыжим облаком воительница подошла к Камушку, который из-за своего окраса сливался с тенями. В полном молчании кошка села рядом с ним, наслаждаясь относительной прохладой. Резкий контраст принёс приятные ощущения, и кошка некоторое время просто сидела и наслаждалась этим. Так и не посмотрев на Камушка, Пламенная Буря произнесла:
- Сегодня мы потренируем твои охотничьи навыки. Так что вставай и следуй за мной, - глашатай приподнялась и двинулась в сторону выхода из лагеря. В такую жару лесной ручей был идеальным местом для охоты на дичь, что жаждала воды и прохлады. Увлечённые зверьки не заметят не только опытного охотника, но и юного оруженосца, что только начинает развивать свои навыки. Так же наставница хотела поднять боевой дух своему ученику прохладной водицей, ведь в хорошем настроении обучение более продуктивно. Глашатай махнула хвостом, требуя от Камушка следовать за собой, и посеменила к выходу из лагеря.
>>Лесной ручей

+1

4

Начало игры.

Прекрасный денек для того что бы просто поваляться в тени и отдохнуть. От жары, нависшей над лагерем, словно ты находился в жаровне, хотелось пить, а подниматься и просто идти куда-то за водой – самоубийство. Но юному ученику, всего луну назад посвятившемуся, этого не хотелось, он довольствовался тем, что у него было сейчас.

С самого утра, а вернее где-то с десяти часов, хотя коты времени не знают, кот подыскивал себе задания, что бы просто бездушно не валяться где-то под кустом. Проснувшись, котик умылся и немного подкрепился свежепойманной мышкой, выбрав самую маленькую из всех. Камушек хотел самолично принести в лагерь мышку, хотя он не отказывался бы от белки, птицы или даже ящерицы, хвастаться он особо не любил, просто хотел знать, что тоже может быть наравне с взрослыми воителями и заботиться о племени так же. Но все их занятия были другими: изучали и запоминали территорию Грозового племени, тогда Камушек очень сильно удивился размерах их племени, наверное, много котят удивляется в первый раз; как правильно собирать мох и его переносить для подстилки; где лучше отыскать нужные предметы для обустройства лагеря; где можно напиться. Пробовали изучать первый раз охотничью стойку, что было ой как не просто, хотя для Пламенной Бури, как показалось это Камушку, было раз-два, и обчелся. Даже пробовали лазать на деревья, это тоже было не просто, но получалось куда лучше, чем с охотничьей стойкой.

Луна прошла быстро, не успел ты уже опомниться, как стукнуло семь лун. Побывал на первом своем в жизни Совете, познакомившись с другими оруженосцами из соседних племен и лучше рассмотрев всех остальных. Это было незабываемо чувство, хотелось еще подольше остаться там и больше узнать те племена. Но, увы, Совет прошел так быстро, что Камушек не успел толком поговорить хоть с кем-то нормально, как глашатая направила его в сторону дома. Но ничего, теперь Камушек ожидал следующего совета, уж там он точно не будет терять время зря.

Сейчас же Камушек прилег отдохнуть в тени после перекуса той мышки и не заметил, как провалился в дрему. Серая шерсть почти сливалась с землей, но даже так, глашатая смогла обнаружить юнца валяющего под тенью одного из деревьев. Ее приближение, тихое и бесшумное, словно она выслеживала дичь, сразу пробудило ученика от дремы и тот, подняв голову приоткрыв один глаз, глянул на рыжую шерстку наставницы.

Села, но ничего не сказала, на что Камушек, ни как не отреагировал и лишь положил голову обратно на примятую траву. Похоже, как подумал ученик, она наслаждалась приятным теньком, ведь ее шерстка была не короткой как у него, и наверняка ей было очень тяжело и жарко, зато она не страдала в зимние дни, когда у котика появлялись сопли из-за легкого переохлаждения.

- Сегодня мы потренируем твои охотничьи навыки. Так что вставай и следуй за мной, - скорее всего, она заметила, что ученик ее не спит, а просто лежит с закрытыми глазами. Дернув слегка хвостом, котик приподнял вновь голову и проследил за глашатаем, которая уже направилась в сторону выхода. Без лишних слов, поднявшись на лапы резким рывком, отряхнувшись, Камушек последовал за наставницей. Известие о том, что они будут чему-то учиться, с каждым шагом все больше воодушевляло серого. Быстро догнав соплеменницу, Камушек и его наставница покинули мирный лагерь Грозового племени.

Лесной ручей

+1

5

Начало игры


Ночные кошмары часто развиваются у тех, кто перенес серьезную психологическую травму: у подавляющего большинства бедняг, подверженных этому явлению, уже в течение трех месяцев после травмы возникают проблемы со сном. Вот только Ликорис уже и успела позабыть, что такое кошмары. Ведь весь последний год они практически не мучали её. Но эта ночь напомнила ей вновь, насколько морально опасными бывают кошмары. О чём был кошмар, кошечка помнила смутно и размыто, и с каждой секундой воспоминания о нем вырезались из памяти все больше и больше. Что странно, так это то, что, даже не просыпаясь посреди ночи, Ликорис чувствовала себя так, будто бы весь предыдущий день эвакуировала всех котов лагеря за тысячу лисьих хвостов отсюда. Даже будучи ученицей, при пробуждении кошечка не чувствовала себя настолько заспанной.

Ещё старательно приобнимающий кошечку сон всё не желал отцепиться. Видимо, он не хотел позволить воительнице быть бодрой. Как ни старалась Ликорис, каждый шаг давался ей довольно-таки тяжело. Казалось бы, следующий мог стать последним перед повторным отправлением кошечки в мир грез. Только сейчас воительница впервые подумала, что, может быть, ей стоило поспать побольше и не торопиться заниматься делами.. или, скорее, бесполезной ерундой. Но вот что-что, а возвращаться сейчас в палатку воинов Ликорис была не намерена. Это бы означало, что она сдалась под гнетом сонливости. А сдаваться воительница с детства не приучена.

Удивительно, но солнце послужило для воительницы весьма отрезвляющим фактором. Задрав морду к небу, Ликоис проводила взглядом уплывающие кучерявые облака и невольно глянула на солнечный диск, очаровавший её своим блеском. Но в ту же минуту пожалела, почувствовав, будто бы кто-то со всей силы ударил её по голове — настолько резко в глазах потемнело. Тряхнув головой и попытавшись проморгаться, воительница все-таки увидела полупрозрачную картинку лагеря, которая с каждой секундой становилась все яснее и яснее. Вот уж чего кошка повторять больше не станет, так это соревнований  по гляделкам с дневным небесным светилом.

Казалось бы, Ликорис только-только выбралась из палатки, но уже ощутила, что скучает по приятной прохладе своего спального места. Солнце нещадно палило, будто бы пытаясь своими детьми-лучами прожечь дырку в ухоженной шерсти воительницы. Воительница попыталась освежиться, сделав глубокий вдох, но как только горло обжёг горячий воздух, раскаленный, видимо, до предела, кошка поспешила найти место, где спрятаться от такой жары. Спасением от превращения в серую лужицу стала тень, падающая от Скалы Собраний, куда и поспешила ретироваться жертва весеннего зноя.

Проверив траву под скалой на отсутствие неприятных находок, вроде колючек или иголок, кошка с удовольствием плюхнулась на обшаренное вдоль и поперек место. Ликорис, наконец, блаженно выдохнула, чувствуя, как нагретая шерсть понемногу остывает.

— Такой был бы прекрасный день для тренировки. Но это солнце.. Его лучи меня до угодий Звёздного племени доведут. — Страдальческим голосом изрекла воительница, недовольно фыркнув. Она не могла позволить своей ученице лениться даже в такую жару. В конце концов мало ли в каких погодных условиях приходится существовать племени. Так что тренировка не в самых комфортных условиях — то, что нужно. К тому же в лесу, наверняка, не так уж и жарко. Остановив свои размышления на этом моменте, Ликорис положила голову на передние лапки и прикрыла глаза, наслаждаясь минутами покоя. Воительница решила не будить ученицу, кошечка не хотела, чтобы тоже чувствовала себя заспанной. К тому же, это бы повлияла на эффективность тренировок, а низкие результаты Ликорис не приветствует.

Отредактировано Ликорис (2018-07-26 19:03:04)

+1

6

Лапы Рыжебоки с чуть выпущенными когтями яростно вгрызались в землю, вспахивая нежную траву и руша всевозможные корни этих мягких растений. Кто ж им виноват, что Грозовая воительница идёт с полной пастью добычи, отнятой у воришки-енота, и не видит тропы, а потому топает по траве? Самое главное для любой уважающей себя кошки – не терять лицо ни при какой ситуации. Даже если это так не вовремя и неудачно съехавшая лапа, заставившая поначалу неуклюже забарахтаться и получить сцепление с поверхностью под ногами совершенно неловким образом, или полная пасть пойманной не тобой добычи, мешающей смотреть вперёд. Сделав вид, что так и было задумано, Рыжебока без излишних колебаний направилась на главную поляну племени, где уже было несколько котов. С осанкой настоящего орла, она известила весь широкий, светлый и хорошо обустроенный овраг о своём появлении в его пределах довольным хриплым мяуканьем - быть звонким ему помешала забитая окровавленной шерстью и растрепанными перьями пасть. Рыжебоке хотелось рассказать всем и каждому о своём важном присутствии, ведь именно она спасла добычу племени от енота. О таком мог мечтать не каждый. Пестрой кошке порой даже казалось, словно другие её соплеменники с завистью и мечтанием наблюдали за тем, как она неторопливо, вальяжно вышагивала, просчитывая каждый свой небольшой шаг по поляне. Таким образом воительница добралась до кучи с добычей, куда и сбросила свои трофеи. А затем, обернувшись, и с усталой, но безмерно горделивой улыбкой поглядела на своих сонных, зевающих и потягивающихся соплеменников. Внимательный взгляд Рыжебоки тут же подметил лениво развалившуюсю в прохладной тени скалы Ликорис, к которой наша пестрошкурая героиня и направилась, еле волоча вмиг ставшие тяжёлыми трёхцветные лапы лапы и даже на минуту, правда, только на одну, только на одну минутку забыв о гордости - настолько она устала после бессонной ночи. Подойдя ближе, яркошерстная кошка присела возле гораздо менее пестрой Ликорис, очутившись совсем близко к своей соплеменнице, в блаженстве дремлющей в тени, и бросив ей под лапы уже порядком смятую найденную в лесу ягоду земляники. Пусть съест.
– Доброго дня, Ликорис. Чем ты собираешься сегодня заняться? - то, что наполняло её в этот миг, нельзя было назвать простым ожиданием. Ожидают очереди, удобного случая или подходящего момента. Рыжебоку же в этот момент одолевало скорее пытливое любопытство. Коты на поляне сидели чинно, бережно приглаживая языком чуть взъерошенную порывом ветерка грудку или вылизывая встрепанный бок. Рыжебока обычно всегда была растрепанной, а сидела небрежно, развалившись во всю длину своего тела. Но сегодня она была слишком горда своей маленькой победой, и гордость в душе кошки полностью вытеснила задор и нетерпеливость. Поджав губы, та и не заметила, как сама обвила лапки хвостом, вальяжно приподняв подбородок и мягко отведя голову вбок. Ну и как было после такого вообще с ней о чём-то смешном разговаривать? Кажется, теперь было совершенно ясно, что манера думать о других вовсе не была в повадках у этой воительницы, находя отчётливое подтверждение в действительности вновь. Она сидела, слегка прищурившись, не замечая никого вокруг, но усталость постепенно волнами накатывала на неё, пытаясь заставить кошку вернуться к прежнему состоянию, усмехнуться в усы и врастяжку лечь на прохладную землю. Рыжебока посмотрела долгим, немного насмешливым взглядом на свою тихую собеседницу. Рыжебоке хотелось сказать очень многое, но слова копились в груди жутким комом, оставаясь невысказанными. Утреннее бешенство по поводу необходимости разговоров с соплеменниками прошло, наполняло чашу терпения Рыжебоки новой порцией. Уравновешенность никогда не была её чертой, по крайней мере, в общении. Ей никогда не нравилось взаимодействие с другими котами, в котором те словно нарочно норовили испытывать её терпение и понимание. Да, пёстрая Рыжебока видела себя компетентной и достойной воительницей, и к чему были все эти нелепые рекомендации для консультаций с старшими котами Грозового племени, она не признавала в помине. Поэтому общению со старшими воинами кошка предпочитала игры и занятия с оруженосцами или котами своего возраста. Рыжебока уже давно представляла это деликатное молчание, которое воцарится между старшим воином и ней в тот момент, когда придёт время для разговора. Исполненная безмолвного недовольства, поводы для которого в этот «прекрасный» для пестрошкурой кошки день находились просто блестяще, она с аккуратностью отступила на полшага, чтобы не помешать Ликорис поменять позу и сесть. Посмотрев в глаза своей соплеменницы, Рыжебока прямо кожей ощутила колкий ветер перемен, дующий откуда-то из краёв неловких ситуаций и ужасных неудобств.
– Такой был бы прекрасный день для тренировки. Но это солнце... Его лучи меня до угодий Звёздного племени доведут, - страдальчески морщится Ликорис, громко вздыхая.
– Возмутительная халатность, да ещё и наглость! Ты что, надо мной издеваешься? - взор Рыжебоки сузился ещё сильнее, и, слабо мотнув головой, словно отринув возможность Ликорис ответить на этот заведомо риторический вопрос, она подхватила дальше. Всё происходило так, точно она находила новые мысли для того, чтобы сердиться в уме у самой себя. Как раскручивается карусель, поначалу дожидаясь воздействия извне, чтобы начать движение, так стремительно после она совершает эти обороты всё сильнее и активнее уже по инерции. Так и она сейчас становилась всё более неистовой, по мере неминуемого повышения градуса. Ругаться Рыжебока могла и хотела по этому поводу долго, пусть и не позволяла себе перейти ту границу, где начинался неприятный и громкий крик, который она считала недопустимым в поведении уважающего себя воителя. Никакой суетливости, но весьма едкая и направленная на то, чтобы поразить в самую душу как можно сильнее, укоризна. Какое-никакое, но воспитание в бурном порыве злобы оставалось с ней.
– Будь я предводителем, я бы ни за что не давала оруженосцев таким молодым кошкам. Знаю я вас всех, все вы пытаетесь спихнуть своих учеников на чужие головы. Сегодня вроде бы не такой уж жаркий день, да? Что за нахальство?! - ей и вовсе не хотелось даже давать Ликорис слова, и потому она говорила без передышек. В порыве недовольства и усталости ей даже хотелось цапнуть кошку за ухо, вот только кое-как ей удавалось себя сдержать. Она многозначительно поглядела на Ликорис. Усталость, недавняя заморочка с оставленным на её несчастную голову оруженосцем Камушком – всё это нашло себе выход в её пылком негодовании. Слова Рыжебоки сейчас звучали отчеканено ровно, и между тем с выдержанной резкостью, которая оставляла ощущение не бранной и унизительной сварливости, а вполне заслуженной и праведной кары у всех, кто слышал это.
– Ты знаешь, что учеников надо гонять на тренировки изо дня в день и подолгу? - чуть исподлобья поглядела она на Ликорис для большей внушительности собственного длительного монолога, хоть ей и вовсе этого не хотелось. Ведь смотреть снизу вверх должен именно тот, кто являлся виноватым, а что тут? Разумеется, что глядеть свысока на кошку, превышающего тебя в росте больше чем на дюжину сантиметров не так уж и просто, но это её не смущало, ведь за всем остальным она продолжала держаться возвышенно. Непросто представить себе страшно сердитую особу, у которой от возмущения черты становились острее, и вместе с тем, это ничуть не портило её красоты. Глубокий вдох, и, кажется, медленно прежние эмоции, которые она и без того всегда так старательно в себе сдерживала до предела, сошли на нет, оставляя лишь привычную к Ликорис сдержанную остроту и хладнокровность.
– Я просто хочу сказать, что ты ни в коем случае не должна пропускать сегодняшнюю тренировку и уж тем более оставлять своего оруженосца на кого-то. Будь добра, позанимайся со своим учеником сегодня. Я знаю, что была неправа, накричав на тебя, но я просто на своём опыте знаю, как все любят говорить, что очень плохо себя чувствуют и спихивать​ оруженосцев на других котов. Не делай этого. Спасибо за внимание, - она не могла не позволить себе отпустить ещё одну колкую и язвительную фразу в сторону Ликорис, которую явно недолюбливала за излишнюю романтичность и порой слишком ярко проявляемую застенчивость. – Я же верно всё говорю? Верно.

Отредактировано Рыжебока (2018-07-26 21:10:52)

0

7

Поразительно, как за один момент кот способен полностью перевернуть отношение к себе. Всё хорошее, как много бы его ни было, легко перечёркивается одним неверным шагом, ошибкой или неправильно понятым словом (к слову, это-то и произошло). Отношение к коту меняется в тот момент, когда он вдруг изменил своё привычное поведение по отношению к другому. Ликорис все это время прилежно выполняла обязанности наставницы и сейчас, кстати, от них не отлынивала. Она просто была рада тому, что выкралась свободная минутка, пока ученица пребывает в мире снов. Однако сейчас был не тот случай, когда взгляд на соплеменника менялся бы в лучшую сторону, а, скорее, наоборот.

Рыжебока. Ликорис никогда не приходилось общаться с ней особенно близко. Но, иногда наблюдая за ней стороны, у воительницы сложилось весьма положительное впечатление, как о трудолюбивой и отзывчивой соплеменнице. На самом деле, она бы даже не удивилась, если бы Фиалку доверили Рыжебоке в столь юном возрасте, ведь кошка действительно казалась ответственной и достойной роли наставницы. Оказалось, первое впечатление действительно бывает обманчивым, очень обманчивым.

Казалось бы, ни что не предвещало беды. Беды, носящей имя «Рыжебока». Солнце продолжало настойчиво палить шкуры, видимо, бессмертных котов на поляне, не желавших спрятать свои храбрые шкуры под защиту тени. Несмотря на то, что дневное светило уже немного передвинулось, тень от Скалы Собраний всё так же продолжала создавать комфортные условия для отдыхающей воительницы. Все действительно было прекрасно. Наверно, именно поэтому по закону подлости должно было появится нечто, которое обломит наслаждение покоем.

Знаете, для воительницы Грозового племени всегда найдется какое-то дело, какая-то обязанность. А если дело касается наставницы, то тут не обойтись без ежесекундных дел, которые, само собой, изматывают до предела юную кошку, ещё не готовую для такой нагрузки. И в те редкие моменты, когда удается побыть наедине с собой, в гордом одиночестве, находится кто-то, кто помешает и нарушит эти драгоценные минуты тишины и блаженства. И, наверно, этого кого-то даже ждала бы милая дружелюбная улыбка и, пусть неохотное, но предложение побеседовать, если бы только этот нарушитель тишины не начинал бы практически с первого слова грубить соплеменнице.

Бросив в лапы воительницы помятую несчастную ягоду земляники, будто бы отмахнувшись, кошка расположилась рядом. «Сегодня что, вокруг одни смертники собрались? Жарко же, а она ещё и вплотную практически села рядом».  Недовольно фыркнув, кошка открыла глаза и повернула голову в сторону соплеменницы. Но не успела она что-то ответить, как Рыжебока набросилась на воительницу, которая, на минуточку, была старше её самой аж на шесть лун. Ликорис выпрямилась и уселась, обвив лапы хвостом. Она поймала яростный, негодующий взгляд Рыжебоки и аж округлила глаза, до сих пор не осознавая, что эта милая и добрая особа, какой казалась на первый взгляд, может оказаться такой истеричкой. Воительница поверить своим ушам не могла, что эта кроткая соплеменница может быть такой агрессивной. Причем из-за какого-то пустяка вроде непонятой правильно фразы. Кто бы мог подумать, что она набросится на любого, кто не угодил ей чем-то, даже не разобравшись в сложившейся ситуации.

— Ты о чем? Это ты ко мне сначала присела так близко, что с меня чуть семь потов не сошло! — шутливо ответила на первую фразу соплеменницы Ликорис, искренне не понимая, в чем причина наезда. В конце концов, ведь Рыжебока сама подошла и сама потревожила её покой. Поведение Рыжебоки стало для Ликорис настоящим открытием. Она ни разу за всю свою жизнь не видела, чтобы кот или кошка мог так открыто грубить и истерить, ещё и просто так.

Но ладно, иногда бывает такое, что с самого своего начала день как-то не задается. И тогда весь день идет псу под хвост. Но даже в такие моменты нужно же как-то следить за языком что ли? Ну ладно, допустим, Рыжебока просто сорвалась, но следующая её фраза о предводителе просто повергла в шок Ликорис.

— Ты что, ставишь свое слово выше слова предводителя? — Загривок кошки невольно поднялся, кто бы мог подумать, что препирательства насчёт лидера племени могут так взбесить. Ликорис все-таки сумела в этот раз сдержать себя и вскоре успокоилась. Теперь она могла мыслить здраво и, наконец, понять, в чем была причина этого недовольства что ли. Как оказалось, дело было в том, что Рыжебока услышала фразу, которую Ликорис по сути своей сказала сама себе. Что-то вроде мысли вслух. Конечно же, она этого не имела в виду. Если бы соплеменница умела читать мысли, она бы непременно поняла, что в итоге-то наставница решила провести тренировку вне зависимости от погоды и даже подумала, что это, наоборот, было бы полезно. Но вот что-что, а оправдываться сейчас? «Ни за что!» Я ещё не настолько низко пала.Убедила сама себя кошка. Сейчас Ликорис просто сделала вывод о недальновидности Рыжебоки. Воительница не хотела бы уподобляться своей собеседнице, если этот истеричный монолог вообще можно назвать беседой. Поэтому Ликорис просто попыталась сосредоточиться на том, что всегда убеждала себя, что обладает крепким терпением.

— Знаешь, не обобщай, а? — Коротко ответила Ликорис вопросом фразы Рыжебоки, которые последовали сразу за словами о предводителе. Вот это поведение кошка сейчас могла бы с уверенностью назвать нахальством. Нет, конечно, говорить в морду правду — это, конечно, не очень этично, но это правильно с точки зрения морали. Вот только Рыжебока говорила не правду, а какую-то чушь, которую сама себе надумала. «Я как-то слышала, что коты делают выводы относительно ситуации таким образом, как бы они поступили сами.» Кошка усмехнулась своим мыслям, думая теперь о том, что после такой выходки соплеменницы не удивилась бы тому, что та сама спихнет своего будущего воспитанника на чью-нибудь голову.

Следующий вопрос вызвал у Ликорис лишь смех. Такой..мм.. сочувствующий что ли? Неужели Рыжебока воспринимает тех, кто её старше, настолько несерьёзно? Так уж вышло, что у неё самой-то учеников и не было так-то. Ей только недавно на один день доверили Камушка, так глядите, как она хвост распушила. Гордость вот-вот из всех мыслимых и немыслимых мест попрет. Ликорис тряхнула головой и почувствовала, что подступающая злость отступает. Если посмотреть со стороны на кошку, то можно сразу понять, что она ужасно злится и негодует. Но, если слушать её голос, то в принципе его не отличить от спокойной и размеренной речи.

— Я тебя, наверное, удивлю, но представь себе, что я не просто это знаю, а практикую это, ага? — Ликорис вновь усмехнулась и подмигнула бушующей воительнице. Если честно, то как бы ни бесила её отныне эта кошка, воительница находила эту ситуацию для себя очень забавной. И пускай со стороны всё ещё выглядела раздраженной, кошка знала, что ещё немного, и она в прямом смысле взорвется от смеха. Нет, правда, это же так комично!

— Обязательно, крошка. Я обязательно разберусь, только как-нибудь сама. — Подшутила над соплеменницей Ликорис, чуть приподняв уголки губ. И всё-таки эта ситуация её веселила. Ликорис уже представляла, как будет рассказывать эту историю Пламенной Буре, и как они вместе над ней похохочут. Но сейчас прозвучала единственная фраза из уст Рыжебоки, которая была оправдана и достоверна.

— Я рада, что ты поняла, что ты не права. — Кошка сделала акцент на то, что «не права» переметнулось в настоящее время. Это означало, что Рыжебока не просто не была права, а она не права до сих пор. Ликорис выслушала последние слова соплеменницы и кивнула ей,обозначив конец беседы. По крайней мере, наставница всё, что хотела сказать, уже сказала. Ликорис посчитала, что тема разговора уже исчерпана, а потому шумно выдохнула и чуть сгорбилась, расслабляя спину.

+1

8

НАЧАЛО ИГРЫ
Иногда бывает так, что с самого утра ты словно встаешь не с той лапы, и целый день тебя преследует сплошное невезение и, что еще хуже, вследствие этого у тебя возникает желание кому-нибудь нагрубить, даже без причины, просто чтобы выместить на нем всю накопившуюся злобу и разочарование.
С Фиалкой такое бывает нечасто, и к счастью, сегодня у нее было совершенно противоположное настроение. Кошечка вынырнула из палатки оруженосцев и устроилась в ее тени, скрываясь от ослепляющих солнечных лучей. Сегодняшний день выдался на редкость жарким и знойным, даже в палатке стояла непереносимая духота, поэтому рыжегрудая ожидала, что вечерняя прохлада хоть как то поможет ей освежиться. Но, к ее разочарованию, воздух все еще был тяжелым и сухим от жары. Тем не менее, солнце уже собиралось понемногу уплывать за горизонт, окрашивая небо и облака в розоватый цвет.
Малая сладко потянулась, изящно изогнув спину, и принялась приводить себя в порядок. После утренних забот наставница разрешила ей немного передохнуть и выспаться, но кошка так и не смогла уснуть. Приподнятое настроение и невыносимо жаркая погода позволили ей лишь поворочаться на мягкой подстилке, которая в итоге знатно пострадала и теперь была похожа на воронье гнездо, в прочем, как и шубка Фиалки. Все-таки хорошо, когда у тебя короткая шерсть – достаточно пару раз провести языком по встопорщившимся волосинкам, и ты уже красотка.
На поляне было довольно тихо – вечно неугомонных котят, все время путающихся под лапами у старших, и орущих на весь лагерь, видимо, загнали в детскую на вечернюю трапезу королевы. Неужели и Фиалка когда то была таким маленьким несмышленым котенком, живущим в детской и полностью зависящим от своей матери? С момента посвящения кошки в оруженосцы прошла всего одна луна, но беззаботное детство превратилось в давно забытое воспоминание. Сейчас кошечка могла сама позаботиться о себе, и ее жизнь, ее будущее зависело, по большей части, только от нее самой. Она жаждала стать сильнее и опытнее, ее лапы чесались от желания учиться и узнавать новое, и прямо сейчас, в этот вечер Фиалка была готова к новым тренировкам и испытаниям.
Малая подумала, что неплохо было бы найти наставницу – уж Ликорис то не оставит ученицу без работы. Фиалка замурлыкала. Наставница всегда придумывала для нее что-нибудь интересненькое, за это кошечка ее и любила. Вообще, она считала, что ей повезло попасть в лапы к этой кошке, ведь она была ответственной и верной воительницей, у которой точно есть, чему поучиться. Фиалка была на сто процентов уверена в том, что никто из соплеменников не посмел бы сказать, что Ликорис недостаточно хороша, как наставница…

– Будь я предводителем, я бы ни за что не давала оруженосцев таким молодым кошкам. Знаю я вас всех, все вы пытаетесь спихнуть своих учеников на чужие головы…

Ликорис не пришлось искать, она сидела недалеко от палатки воителей, а рядом с ней недовольно ворчала Рыжебока. Кажется, между кошками произошло какое-то недопонимание, ибо в голосе рыжей явно слышались нотки раздражительности и недовольства. “Какая муха ее укусила?” Малая удивленно навострила большие ушки и стала наблюдать за воительницами. Конечно, подслушивать нехорошо, но сейчас кошка делала это не ради собственной выгоды, даже не ради любопытства. Рыжебока за что-то отчитывала ее дорогую наставницу, и кошечка просто обязана быть в курсе событий, чтобы, если что, прийти Ликорис на помощь.
– Ты знаешь, что учеников надо гонять на тренировки изо дня в день и подолгу?
Возмущение, с которым говорила кошка, невольно передалось и ученице. “Ликорис, как никто другой, знает это. И со мной она уж точно разберется без посторонней помощи!” Фиалка прямо сейчас была готова высказать все, что она думает на этот счет и вмешаться в беседу старших, но ее наставница была не из робкого десятка и держалась очень достойно.
Рыжегрудая не выносила несправедливость. И сейчас весь этот разговор, свидетелем которого кошка невольно стала, заставил ее кровь кипеть. Нарастающие злость и непонимание читались у малой в глазах. Но она сидела смирно и ни разу не шелохнулась, пока Ликорис не сказала все, что хотела в ответ Рыжебоке. Только тогда рыжегрудая поднялась на лапы и, неспешно переставляя лапы, легкой летящей походкой, как ни в чем не бывало, направилась к воительницам.
- Надеюсь, я вам не помешала?– кошечка сузила фиалковые глаза, мило улыбнувшись Рыжебоке, и встала рядом с Ликорис. Ее голос был спокойным и ничем не выдавал внутреннее состояние, но в нем можно было услышать едва различимые насмешливые нотки.
- А я вот как раз уже приготовилась отправиться на тренировку вместе со своей наставницей, - Фиалка чуть склонила голову набок и посмотрела на Ликорис, - или, может быть, мы будем охотиться? – в глазах засверкали озорные огоньки. Кошечка пришла сюда не для того, чтобы еще больше рассорить старших воительниц, ей и правда нужно было получить от Ликорис задание на вечер. Да и не хотелось портить настроение себе и окружающим. Но не сказать пару слов Рыжебоке после услышанного малая просто не могла.
- Рыжебока, ты знаешь, я так рада, что Ликорис все время чем-нибудь меня занимает! Конечно, я немного устаю иногда, - кошечка вздохнула и сделала паузу для усиления эффекта, но тут же с гордостью продолжила - но я делаю все, что в моих силах, я очень хочу стать отличной воительницей, похожей на свою наставницу, - легкая ухмылка на лисьей мордочке. Пускай, Фиалка специально выставляла наставницу в самом лучшем свете, но, если разобраться, все, что она сейчас сказала – чистая правда. Поэтому, посмотрев на Ликорис, рыжегрудая смутилась и, улыбаясь в усы, уставилась на свои лапы. Все-таки она не привыкла вот так открыто выражать свои чувства.

+1

9

Чувствуя, как былое напряжение потихоньку сдает свои позиции и отступает, Рыжебока наконец-то смогла ощутить желанное спокойствие. Вылив весь свой гнев на Ликорис, она сразу как-то притихла и успокоилась, кошку начало клонить в сон.

– Я тебя, наверное, удивлю, но представь себе, что я не просто это знаю, а практикую это, ага, - продолжала пытаться вновь вывести пёструю воительницу из себя неутомимая Ликорис. Но Рыжебока больше не хотела раздражаться. Ей надоело.
– Я это уже поняла, - равнодушно повела ушками Грозовая, щурясь от яркого луча солнца, бьющего ей прямо в глаза.

Лениво зевая, закручивая при этом язычок, Рыжебока устало потянулась и неохотно ворчливо заговорила, чувствуя, как ноют ушибленные от прыжка с дерева подушечки ее лапок:
– Я не крошка, я всего лишь на шесть лун младше тебя, это не такая уж и большая разница в возрасте. Подбирай слова, Ликорис, когда говоришь со мной. И ещё замечу тебе, что я всегда права, в любой ситуации, а это был лишь небольшой промах - я очень устала и в обычное время не накричала бы так на тебя, - вздохнув, уже практически полностью успокоившаяся кошка принялась тщательно вылизывать свою пёструю растрепанную шерсть, внезапно всем телом, каждой мышцей, каждым сухожилием ощущая, как силы вновь возвращаются к ней - отдых делал своё дело.

А после Рыжебока невольно, по чистой случайности поймала фиалковый взгляд маленькой бурой пройдохи, которая ожидала свою наставницу, одновременно подслушивая её разговор с Ликорис. О, эта новость взбесила Рыжебоку куда сильнее, чем она хотела бы показать. Не успев нацепить привычно-гордый вид, изумленная воительница с высоко поднятым и ещё лохматым хвостом поднялась со своего места, и ступила навстречу крохотной, но безумно обаятельной Фиалке.

– Надеюсь, я вам не помешала? А я вот как раз уже приготовилась отправиться на тренировку вместе со своей наставницей. Или, может быть, мы будем охотиться? Рыжебока, ты знаешь, я так рада, что Ликорис все время чем-нибудь меня занимает! Конечно, я немного устаю иногда, но я делаю всё, что в моих силах, я очень хочу стать отличной воительницей, похожей на свою наставницу, - с явно различимой за внешним спокойствием внутренней насмешкой промурлыкала ученица, встав рядом с Ликорис и с гордостью поглядывая на свою наставницу.

– А ты что тут забыла? Я сомневаюсь что-то, что Ликорис учит тебя чему-то правильному. Расскажи мне, чем вы занимаетесь на тренировках? Учитесь искать блох друг у друга, или ловите мотыльков, как малые котятки? Ты способная ученица, но Ликорис тебя совсем испортит, - с издёвкой парировала Рыжебока. – Не кривись так, - заметив, что кошка явно не согласилась с её, как Рыжебока считала, жутко "правильной" речью, трёхцветная почти закатила сверкающие лёгким гневом глаза. – Или ты со мной не согласна? - с вызовом и толикой раздражения произнесла он. Такие комплименты не каждый получает. Распинаешься тут перед ней, а она!

– Проверим, кто из нас прав? Давай устроим тренировку? Проигравшая признает, что она - дура, - насмешливо процедила зеленоглазая, делая акцент на слове "дура", и обращая его в сторону двух своих соперниц. – Ну же, Фиалка, не ломайся. Покажешь мастер-класс своей наставнице. Давай, покажи и ей, и мне, как ты дерёшься, - смотря исподлобья, мрачно молвила она. Насмешка, вылетевшая из уст этой нахалки лишь более разожгла огонь. Когда и откуда взялась эта неприязнь к Фиалке — Рыжебока не помнила (видимо, нелюбовь к Ликорис перекинулась и на её ученицу), но сам факт наличия этой смеси из неприятных чувств будоражил кровь. – А силенок-то у тебя хватит?

Рыжебока вмиг переменилась. В порошок стерлась та милая и улыбчивая пёстрая кошка, освобождая место другой, холодной и агрессивной, которая только и ждёт лучшего момента, чтобы спустить своих демонов с цепи. Стиснув зубы, Рыжебока медленно поднялась, пронзая колючим взглядом Фиалку. Подобно зеркальному озеру, она был абсолютно спокойна до этого времени, спустив всю свою злобу на несчастную Ликорис, и какого было её удивление, когда в пространство Грозовой воительницы кто-то дерзко ворвался, расплескав все остатки её миролюбивости и поднимая опасные бурлящие волны из глубины души.

Нос ученицы оказался в опасной близости от её собственного, от чего юная кошечка, как показалось Рыжебоке, невольно подалась назад и вздыбила загривок. Грозовая кошка была гордячкой, но всё же она была далека от безмерной любви к своей персоне. Несмотря на богатый запас боевых знаний в столь молодом возрасте, Рыжебока упорно не верила в своё совершенство. Она был хороша, но не во всём, и прекрасно знала это. Порой Грозовая доводила себя до изнеможения, отрабатывая сложные атаки, повороты и подсечки, развивая свой навык. Рыжебока хочет стать лучше. Рыжебока хочет расти. Рыжебока хочет видеть этот огонь в глазах других.

И вот, встав напротив ученицы, она грубо размяла собственные мышцы, слегка оскалившись в хищной ухмылке, устремленной скорее в сторону напрягшейся Ликорис, чем в сторону Фиалки. Два зелёных глаза сузились в хитром прищуре, обволакивая своим леденящим взором.
– Обжечь или обжечься, Фиалка? - уголки рта кошки невольно разъехались в еле заметной улыбке. Состояние ученицы в этот момент более чем удовлетворяло норов Рыжебоки, чему воительница был невероятно рада. Любая пушинка, подобная юной рыжей кошечке, залепетала бы своим тихим голоском, да пробубнила что-нибудь несуразное. Наконец-то хоть кто-то начал думать головой, а не...

– Вопрос в том, осилишь ли ты меня, - серьезным тихим голосом отвечала Рыжебока, помахивая хвостом, в надежде выловить ещё какую-нибудь рыбку из этого загадочного пруда - души Фиалки. Но потом решила не ждать. Решила, что пора, пора вступать в бой! Время настало, настало время показать, кто умнее, поставить на место вконец обнаглевшую Ликорис и вторящую ей Фиалку. Пора... Не успев получить внятного ответа, согласия ученицы на тренировочный бой, она рванулась вперёд. Молча.

Стремительно сокращая расстояние между собой и соперницей, Рыжебока одним мощным рывком попыталась сбить Фиалку с ног и одновременно слегка, но довольно ощутимо впиться ей зубами в плечо, при этом угрожающе рыча и прижав уши к земле, хлеща себя пёстрым хвостом по раздувающимся от дыхания бокам.

+1

10

Очень часто невольно задумываешься над тем, что такое справедливость. Справедливость — это равенство окружающих, отсутствие выделения кого-либо перед другими. Если кот умеет быть справедливым, не жаждет оказаться в первенстве ради получения нечестной выгоды, следует законам морали, то, можно сказать, что ему присуще чувство справедливости. А, значит, и знание чести. Чести воителя и личности в целом. Очень часто котом движут эмоции, личные отношения, поэтому он не может быть объективным. Однако всем стоит проявлять свою духовную самодостаточность и развивать в себе справедливость. И тому есть повод — справедливый кот живет в гармонии с собой, у него отсутствуют муки совести, ведь он уверен в себе и в том, что все сделал, как нужно. Все мы являемся частью социума, который держится на справедливости. Без неё мир не сможет существовать должным образом, а, даже скорее, рухнет, рассыплется тысячами мелких кусочков, которые даже при всем желании собрать воедино не получится.

Воительница только-только успела расслабиться, почувствовав, что пыл собеседницы поутих. Когда Рыжебока попыталась убедить её в том, что у них разница в возрасте не настолько велика, Ликорис лишь сочувственно улыбнулась ей. «Крошка» Повторила про себя так не полюбившееся воительнице прозвище. Сейчас кошке казалось будто бы их разница в возрасте только что преодолела отметку в пятьдесят лун. Ну, не может же вполне адекватная (хотя, кто знает?) воительница, находящая в здравом уме (опять же, знают одни Звёзды) вести себя, как только что появившийся на свет котенок.

— Ну, не знаю. Сейчас ты ведешь себя так, будто только что вылезла из детской. — Справедливо заметила кошка, демонстративно окинув собеседницу оценивающим взглядом. Несмотря на попытки Ликорис справиться с накатившей ненавистью, каждое слово все больнее врезалось в сознание воительницы. «Да засунь свое самомнение вместе со своей вечной правотой себе в..» Кошка выдохнула, поймав себя не на самой приличной мысли. Удивительно, как за пару секунд можно вывести из себя прежде спокойную наставницу. Ликорис несколько раз тряхнула головой, сильно зажмурившись. Воительница почувствовала, как резко поднятый загривок опускается, и когти вместо объятий с землей возвращаются в свои «домики», если можно так сказать.

Но, видимо, спокойствию Ликорис не суждено было продержаться долго. В следующую минуту из палатки оруженосцев выскользнула Фиалка. Наставница не знала почему, но ученица всегда вызывала у неё улыбку. Может быть, дело в её позитиве, а может, в чем-то другом, более глубоком. Выпорхнувший оруженосец даже не стала перебивать старших. Поведение Фиалки вызвало в Ликорис волну гордости за свою воспитанницу. «И все-таки она молодец». Вынесла вердикт кошечка. Услышав слова ученицы, Ликорис еле сдержалась, чтобы не расплакаться — настолько трогательна была речь подопечной. А, может быть, вырвалась на волю романтичная натура воительница. Но, в любом случае, речь Фиалки пришлась наставнице по душе.

Но в следующий момент уши воительницы готовы были завернуться в трубочку от такой грубости со стороны Рыжебоки. Воительница недовольно фыркнула, смерив собеседницу неодобрительным взглядом. Ликорис слегка качнула головой, показывая, что с ученицей не стоит так разговаривать. «Да где это видано, чтобы так разговаривать с невиноватой ученицей? К тому же, Фиалка ничего такого ей не сделала!» Тогда за что же эта слетевшая с катушек пятнистая так набросилась на неё? Сначала её жертвой стала сама Ликорис, теперь её подопечная.  Так мало того, пятнистая начала провоцировать сразу их обеих. Ну, уж нет, это уже нив какие рамки. «Если она думает, что, доверенный ей на один день Камушек позволяет ей себя так вести, то она глубоко заблуждается». Кто-то должен положить конец её разглагольствования. Этим-то воительница и приготовилась заняться, если бы не внезапные угрозы Рыжебоки и призывы ученицы противостоять ей. «Это же нечестно! Она с ума сошла? А.. Ну, да». Но Ликорис было уже не до смеха, хотя обычно с такой шутки она бы отпустила хотя бы легкий смешок.

Тренировка? С её ученицей? Без спроса? Это уже что-то новенькое. Если нападкам в свою сторону и словесному ушату лисьего помета ещё можно как-то противостоять, можно как-то себя урезонить уговорами, что это всего лишь слова, то тренировке без разрешения — ну уж нет, не в её смену. Все попытки обуздать свою злость и ярость сейчас отправились уже который раз бедному псу (сколько же ему пришлось вынести) под хвост. Воительница уже хотела сказать ученице, что они прямо сейчас уходят, но уже было поздно. Бес, вселившийся в Рыжебоку, не собирался останавливаться на угрозах. Воительница тут же поспешила воплотить в жизнь свои слова, сорвавшись с места и помчавшись на несчастную Фиалку. Наставница почувствовала, что если сейчас же ничего не предпримет, обезумевшая воительница непонятно что сделает с её ученицей.

Ликорис видела этот момент как-то очень странно. Впервые в её восприятии было такое. Время словно замедлилось в пять крат. Сами Звёзды будто бы выстроились в ряд, чтобы дать наставнице возможность защитить свою воспитанницу. Кошка почувствовала, как у неё подкашиваются лапы от волнения, и как застучала кровь в висках. Но в то же время наставница чувствовала прилив энергии, адреналина. Фырканье заменило негромкое, но многозначительное рычание, насквозь пропитанное яростью и стремлением защитить. Для Ликорис уже стало даже не так важно кого. Главное — не дать в обиду, приложить все усилия к этому. Кошка дернулась с места, попытавшись встать перед Фиалкой и оттолкнуть обезумевшую кошку. В случае чего, хотя бы принять удар на себя. Она должна была! Беззащитные и невиновные не должны страдать! Вот, в чем заключается справедливость.

+1

11

Начало игры.

Галдеж на поляне начался с самого утра, когда солнце только вставало, а Хладострастная, шатаясь, как неуклюжий барсук, тоже вставала, но только с подстилки, и старалась не рухнуть назад, одолеваемая сном после очередной бессонной ночи, проведенной в раздумьях и переживаниях. Связаны эти переживания были с лидером, который снова умотал куда-то, сказав ей усиленно следить на лагерем. Говорить такого и не надо было, ведь контроль со стороны целительницы всегда был крепок, поэтому фраза эта кошку не на шутку напрягла. Она хотела было завести с котом серьезный разговор, но тот убежал, сославшись на важные дела. Какие важные дела могут быть у предводителя, шатающегося каждый день по лесу, как чумной?! Хладострастная не понимала. Но, как и велел хранитель грозы, она пять, долгих пять раз, обходила лагерь, и это за один день. Уже на третий раз старейшины начали сначала подшучивать над самкой, слишком серьезно воспринявшей поручение, а потом уже и ворчать, что она тревожит их заслуженный покой. В общем, целый день кошка моталась по кругу от одной палатки к другой, в перерывах уходя в пещерку, чтоб по чуть-чуть разбирать травы, коих осталось мало после того, как половина даже капельку подвявших была травницей выкинута. Её учитель бы такого разбрасывания запасами точно не одобрил, но его тут не было, а потому одёрнуть кошку, распращавшуюся со всей имевшейся крапивой и тисом, было некому.

В заботах самка и не заметила, как пришел вечер. Серая подхватила оставшуюся кучку засохших ноготков, образовавшуюся после очередной разборки, послужившей перерывом после уже пятого обхода территории, и вышла на поляну. Солнце не ослепило кошку, оно светило где-то за деревьями, явно торопясь скрыться с неба и уступить свое место на небе сестрице-луне. Небо было красивым, и травница, глаза которой очарованно заблистали, задержала взгляд на нем, восхищаясь разливающимся по нему красным цветом, чуть окрашивающим облачка в розоватый в тех местах, которыми небесные барашки были повёрнуты к прощающемуся с лесом солнцу. Не хватало только прохладного ветерка или мелкого дождика. Духота и сухость, стоящие в воздухе, уже надоели, и хотелось поскорее освежиться под проливным дождем, какие обычно настигают котов в середине Сезона Падающих Листьев... ну или где-то в это время, всё же всё в этом мире не может происходить по точному расписанию. Многие вещи происходят спонтанно, как внезапное желание начать жизнь с нового листа, ниоткуда взявшаяся идея. Многие вещи, скажу я вам, из происходящих с нами, не поддаются никакому объяснению.

Например, сейчас Хладострастная наконец оторвалась от разглядывания прекрасного заката и обратила свой внимательный взор на поляну. Как только она свалит разваливавшиеся головки ноготков на грязное место, придет время шестого обхода, так ей подумалось. Но её мысли никто не подслушивал, а потому всё развивалось совсем не по плану, ею задуманному. Ей на глаза бросилась такая картина: Рыжебока, хлещащая себя хвостом по бокам от ярости и запала, несется на маленькую Фиалку, а следом летит Ликорис, собирающаяся, вероятно, воительницу остановить. Целительница мгновенно рванула к ним, выронив рыжие цветки, что оказались разбросанны у входа в ее пещеру. Не стоило все же прерываться на сортировку, Хладострастная. Особенно когда оба члена "верхушки" находятся вне лагеря. Серая быстро сокращала расстояние между собой и воинами, внезапно возжелавшими устроить драку прямо в лагере. Она уже представляла, как отчитает Пламенную Бурю за её отсутствие, о котором та даже не предупредила, и как тот же выговор получит от нее лидер. Когда до кошек оставалось лишь несколько шажков, разноглазая вытянулась в струнку, пытаясь вовремя ухватить импульсивную Рыжебоку за загривок и, если получится, отшвырнуть её в сторону. Что бы не произошло дальше, если Хладострастная сейчас единственная из старших, кто может с этой потасовкой разобраться, наказание будет тяжелым. Не настолько тяжелым, как влепит, вероятно, Буря по своему возвращению, но простыми извинениями тут не отделаться.

+1

12

– А ты что тут забыла? Я сомневаюсь что-то, что Ликорис учит тебя чему-то правильному. Расскажи мне, чем вы занимаетесь на тренировках? Учитесь искать блох друг у друга, или ловите мотыльков, как малые котятки? Ты способная ученица, но Ликорис тебя совсем испортит, - до рези в ушах возмутительные слова градом посыпались из уст Рыжебоки, и теперь она обращалась уже к Фиалке, которая, видимо, окончательно вывела воительницу из себя. Но и у кошечки терпение было не железным - не смотря на то, что весь день она пребывала в отличном расположении духа, слова недовольной воительницы сумели задеть ее гордость и пробудить в ней постепенно закипающую злость. “Ты не предводитель и даже не глашатай, чтобы я перед тобой отчитывалась о НАШИХ с Ликорис тренировках!” Похвалу в свой адрес рыжегрудая пропустила мимо ушей. Возможно, ей и было приятно услышать такое от старшей кошки, но только не сейчас, не в таком контексте. Кошечка нахмурилась, стирая с лица деланную улыбку, и приготовилась дальше слушать Рыжебоку, хотя, честно говоря, ей этого совершенно не хотелось –  претензии сплеменницы были настолько глупыми и необоснованными, что Фиалке казалось смешным развязывать потасовку из-за этой чепухи. Тем не менее, Рыжебока и не думала шутить с ученицей, она была настроена на удивление серьезно.
- Или ты со мной не согласна? – вызывающе поинтересовалась кошка, увидев, что малая уже не пытается скрывать свое недовольство. Кошечку ничуть не смутил подобный вопрос, ведь ей очень часто задавали его. Не то чтобы она любила поспорить, или была слишком конфликтная, вовсе нет. Просто кошка считала, что у каждого должно быть свое мнение, и любой может его высказать, когда захочет. Конечно, не всем может нравиться, когда ты принимаешься отстаивать это свое мнение. А если речь идет еще и о такой юной ученице, как Фиалка, многие старшие считают подобное поведение бесстыдством и неуважением к своей особе. Малая никогда не понимала их – если она считала свою точку зрения единственной верной среди всех остальных, она будет доказывать свою правоту, чего бы ей это не стоило. И сейчас, стоя нос к носу с разъяренной Рыжебокой, кошечка просто ответила, так же ровно, но уже без насмешки, совершенно серьезно:
- Не сочти за дерзость, но да, мне кажется, что на этот раз ты не права.   
Проверим, кто из нас прав? Давай устроим тренировку? Проигравшая признает, что она – дура. “Даже так…” Следующие слова воительницы, нужно признать, действительно ввели малышку в секундный ступор. Фиалка украдкой взглянула на Ликорис, но заметив, что она не меньше удивлена и возмущена таким поворотом событий, лихорадочно стала соображать, чем ей ответить на вызов Рыжебоки. С одной стороны, ей все еще хотелось просто поскорее убраться с поляны и отправиться вершить более важные дела в компании своей наставницей, нежели перепалка с нервозной воительницей, которой, судя по всему, кто-то уже успел наступить на хвост, и теперь она хотела оторвать его Фиалке. Но с другой, внутренний голос настойчиво твердил кошке, что она должна постоять за себя и Ликорис. Праведный гнев волнами расходился по всему ее телу: мышцы автоматически напряглись, уши прижались к затылку, а в глазах заплясали огоньки холодной злобы и решимости. Рыжегрудая не могла отступить, иначе все слова, сказанные ею сейчас, просто улетят в пустоту, и Рыжебока, с триумфом одержавшая победу, навсегда запомнит, что малая – просто трусиха и задира, которая только и может, что спорить да ухмыляться. Кошечка не любила пустозвонов, и уж точно не являлась им подобной. Поэтому, без лишних колебаний, она чуть заметно кивнула и впилась фиалковыми глазами в старшую кошку, давая понять, что готова к тренировке, если этот спектакль можно было так назвать. 
Рыжебока тоже не стала тратить время на слова. Она молнией ринулась в сторону ученицы, намереваясь сбить малышку с лап одним мощным рывком. “Это мы уже проходили”, - пронеслось в голове малышки. Еще с детства Фиалка привыкла к тому, что соперники пытаются победить ее силой, пользуясь слабой физической подготовкой кошечки. Будучи котенком, она не знала, как им противостоять – сколько бы она не пыталась отразить удар и не опрокинуться на спину, позорно задрав лапы вверх, ее сверстники всегда были сильнее и напористее ее, поэтому каждый раз малую настигала неудача.
Но за месяц настоящего обучения боевому искусству Филка усвоила один ценный урок – ее преимуществом была не грубая сила, а скорость и ловкость. Найдя, наконец, свою стихию, ученица стала разрабатывать в себе эти качества, и вот она уже выигрывает свой первый тренировочный поединок с оруженосцем-сверстником. Тогда ее восторгу и гордости не было предела.
Сейчас же перед ней была взрослая кошка, пускай не настолько опытная и матерая, но уж точно умеющая побольше молоденькой ученицы. И кошечке крупно повезло, что она была готова к атаке. Рисуя на земле причудливые дуги острыми когтями, рыжегрудая попыталась отскочить в сторону, при этом круто разворачиваясь мордой к тому месту, куда, по ее расчетам, должна была приземлиться Рыжебока.

+1

13

Рывок. Толчок. Выброс адреналина. Такое нечастое, но полезное явление, если его таковым можно назвать. У Ликорис адреналин не часто бушует, но, когда такое происходит, кошка ощущает себя так, будто бы её одновременно огрели фанерой по голове, но при этом дали плюс десять к показателям скорости и ловкости. Так, глаза застилала пелена, а лапы тряслись от возбуждения. Воительница чувствовала, как отбивает ритм кровь, пульсирующая на концах пальцев. Все это действо сопровождало тяжелое пыхтение.  Пока в один момент пелена перед глазами не растаяла, и кошка, шумно выдохнув, плюхнулась на траву.

Мало что можно было понять из окружения, картинка почему-то двоилась, а то и троилась. Это же насколько нужно было переволноваться. Ещё приблизительно минуту воительница простояла в ступоре, пытаясь понять и осознать, что произошло. В голове то и дело мельтешили беспощадные мысли наподобие «А что, если я не справилась? А что если Фиалка ранена? Это ведь из-за меня». В какой-то момент воительница была на грани между истерикой и чувством ярости. С осознанием того, что ученица могла быть ранена из-за недостаточно быстрой реакции наставницы, эти чувства внезапно нахлынули. Но отпустили также быстро, как и появились, когда шестеренки в голове кошки перестали разводить панику и завертелись в соответствии с внутренней инструкцией. Вот насколько важно самообладание в некоторых ситуациях, владеть которым Ликорис учится до сих пор.

Когда картинка более-менее прояснилась, взгляду наставницы предстала Рыжебока, которую Ликорис, видимо, с размаху все-таки толкнула плечом в сторону подоспевшей целительницы. Судя по положению пятнистой, ту в сторону отбросила Хладострастная. Но праздновать было рано. Обернувшись на Фиалку, кошка сначала бросила оценивающий взгляд на неё и кивнула сама себе. В следующую секунду Ликорис, оказавшись рядом с ученицей, обнюхала её и выдавила кое-какую улыбку. «Получилось». Гремела одна мысль в голове наставницы. Фиалка осталась невредимой, по крайней мере, внешне. Главное, чтобы она не повредила какую-нибудь мышцу от резкого напряжения.

— Фиалка, ты как? — Кошка провела кончиком хвоста по голове ученицы в знак поддержки, — все в порядке? — Наверно, иногда Ликорис могла показаться чересчур заботливой, но сейчас это было просто необходимо узнать. Сама-то кошка как-то не заметила, что произошло. Она полностью сконцентрировалась на потенциальной опасности и никого и ничего, кроме неё, не видела. В конце концов, это сработало. Подумать только, что скажет Пламенная Буря, когда вернется? Воительница поежилась при мыслях о том, что, может, достаться всем. Поймав взгляд целительницы, кошка благодарно кивнула ей.

— Спасибо, Хладострастная — Ликорис скосила взгляд на Рыжебоку, — без тебя пришлось бы начать драку прямо посреди лагеря. — Наставница виновато прижала уши, глядя на целительницу. На какой-то момент у кошки даже перехватило дыхание. А вот от духоты или от внезапно потяжелевшего воздуха — загадка, которая останется без ответа. Ликорис ещё оглянулась на Фиалку и подмигнула ей, пытаясь её подбодрить. Кошка присела рядом с ученицей и тепло ей улыбнулась.

— Я хотела сегодня сводить тебя на охоту, — воительница сделала паузу, — ты уверена, что хочешь пойти? Я подумала, может, на сегодня хватит тревоги переживаний? — Ликорис проговорила слова, не смотря на ученицу, устремив свой взгляд на выход с поляны. «Уже вечер. Скоро вернется Пламенная Буря..» Поймала мысль за хвост наставница и тяжело вздохнула, представив, как нелегко будет соплеменнице вынести наказание, а оно, несомненно, будет, можно даже не сомневаться. Глашатая — не та, кто позволит безнаказанно нарушать Воинский Закон. Уж в чем-чем, а в этом не возникало никаких сомнений. Воинский Закон был придуман не для того, чтобы его нарушали. Если кто-то делает это намеренно — а Рыжебока делала это намеренно — то он должен понести наказание, а если нет — то в мире нет справедливости. А если в мире нет справедливости, то этот мир — гниль. Он разлагающийся кусок Вселенной, пережиток прошлого, который навсегда останется в тени.

Отредактировано Ликорис (2018-08-03 01:11:09)

+1

14

Хладострастная не успевала. Что бы она сейчас не сделала, как бы не извернулась, ей никак не удастся перехватить Рыжебоку. Она видела это крошечное расстояние, которое не сможет преодолеть и у нее в горле клокотало от досады и гнева, вот поверьте мне. Но кошка не перестала бежать, какой смысл сдаваться сейчас? Даже если она не успеет предотвратить укус, она отдернет взбесившуюся воительницу от ученицы, та не успеет получить серьёзных ран. Не должна успеть. Ещё один шажочек, один маленький шаг... маленький шаг, из-за которого маленький оруженосец может пострадать.
Лекарь не успела сделать этот шаг, но звездные предки, помощь которых та старательно отвергала, от грозовых не отвернулись. Шаг, что не давался разноглазой, смогла ступить Ликорис, и той в последний момент удалось оттолкнуть Рыжебоку в сторону. Как раз в сторону разинувшей пасть Хладострастной. О, тут уж она схватила пятнистую за пушистый загривок с тем же рыком, который та издавала только пару секунд назад. Схватила и с силой отшвырнула в сторону. Я не разглядел, упала ли та строптива кошка или осталась стоять на лапах, но это и не важно. Важно было то, что драка, что чуть ли не завязалась прямо на главной поляне лагеря, была предотвращена.
- Что здесь происходит? - отчеканила каждое слово Хладострастная.
Ликорис сразу занялась своим учеником, а потому травница пока обернулась к Рыжебоке. Та уже либо поднялась, либо так и стояла на том месте, куда была откинута. Взгляд врачевательницы поледенел, когда она всмотрелась в воительницу, мгновение назад набросившуюся на неопытную ученицу. "С этим надо разбираться незамедлительно, - подумала кошка, - я не психиатр, чтоб  лечить такие вот отклонения..."
- Я настоятельно рекомендую тебе отправиться в палатку предводителя прямо сейчас, - мяукнула разноглазая ей таким тоном, что никто не смог бы отказаться от её рекомендации, - и ждать там. Если я увижу, что хоть один твой ус выглядывает оттуда, я лично придумаю тебе наказание, не дожидаясь лидера или глашатая, и оно станет дополнением к их идеям. Надеюсь, это понятно?
Она не глашатай, она не предводитель. Она не научена давать нагоняи или распоряжаться жизнями. Но если сейчас судьба заставляет её взять в свою когтистую справедливую лапу одну безнаказанность, она возьмет. Возьмет и сожмет с силой, достаточной для того, чтоб эта безнаказанность больше не появлялась. Разлад внутри племени - первый шаг к распаду племени. Первый шаг к смуте. Уж этот-то шаг должен остаться никем из нас, грозовых, не пройденным.
- Спасибо, Хладострастная, без тебя пришлось бы начать драку прямо посреди лагеря.
Ледяной взгляд перекинулся с одной воительницы на другую. Была ли это шутка или попытка уколоть и так побежденного противника, она травницу совсем не обрадовала.
- Я жду объяснений, иначе нам всем дружной компанией придется ждать предводителя в его прекрасной палатке, - взгляд разноцветных глаз перебегал с Фиалки на её наставницу, серая хмуро дергала хвостом. - У кого здесь от жары мозги растаяли до такой степени, что теперь могут вытечь через уши?
Да, Хладострастная, полностью с тобой согласен, нам всем жутко не достает дождя в эту жаркую пору. Он бы охладил наши разгоряченные умы и разрядил то напряжение, что витает в воздухе с самого утра.

+2

15

Фиалка была уверена в том, что она успеет увернуться от удара разъяренной воительницы. Ни капли сомнений, ни секунды колебаний – кошечка умела действовать быстро и решительно, когда это было необходимо. Вера в себя никогда не покидала ученицу, она была рядом с ней практически всю сознательную жизнь, с тех пор, как отец привил своей дочери это замечательное качество. А когда ты уверен в себе, что и говорить, тебе кажется, что ты можешь горы свернуть, причем в одиночку. Про себя она уже продумывала свои дальнейшие действия и прикидывала, как ответить на выпад Рыжебоки, с какой стороны лучше наброситься на кошку и не попасться ей в лапы. Казалось, все вокруг замерло: на поляне воцарилась мертвая тишина, нарушаемая лишь скрежетом когтей о землю и ритмичными ударами сердца кошечки. Она почти ничего не видела вокруг себя и Рыжебоки – поднявшаяся из-под лап пыль застилала глаза, поэтому слух малой особенно обострился, и собственное сердцебиение чуть ли не оглушало ее, отсчитывая мгновения до ее первой маленькой победы.
К сожалению, жизнь не так проста, как кажется – даже смелым и уверенным не всегда сопутствует удача. Когда горячее дыхание пестрой кошки опалило морду Фиалки, она вдруг с ужасом осознала, что не сможет успешно завершить свой маневр. Ее глаза, полные злобного отчаяния, встретились с глазами противницы, и рыжегрудая лишь досадно поморщилась, приготовившись далеко и больно катиться клубком по поляне…
Неожиданно, Рыжебока, находящаяся не дальше кошачьего уса от носа ученицы, сменила направление “полета”, и темный шерстяной вихрь оттолкнул ее в противоположную сторону от Фиалки. Что случилось с кошкой дальше, малая не видела. Лапы дрогнули и предательски подогнулись, но рыжегрудая все же смогла удержать равновесие и заставить себя остановиться. Вся в пыли, она тяжело дышала и долго не могла понять, какое чудо помогло ей избежать столкновения с воительницей в самый последний момент. Голова шла кругом, перед глазами все плыло, и только через некоторое время кошечка смогла успокоить разыгравшийся в ней адреналин и заставить себя взглянуть на свою спасительницу. Ликорис. Она уже суетилась вокруг малой, тщательно обнюхивая ее, и участливо интересовалась ее самочувствием.
-Все в порядке, все хоррошо,  - Фиалка поспешила успокоить свою заботливую наставницу и улыбнулась ей в ответ, издав на выдохе короткий нервный смешок. Только после этого она пошевелила всеми четырьмя лапами и немного помотала ушастой головой, как бы убеждаясь в правдивости своих слов. Все было на месте, лишь когти слегка отдавали болью в пальцах от продолжительного скольжения по земле. Интересно, чем бы закончилось все это представление, если бы не Ликорис? Скорее всего, хотя признать это было сложно, малая получила бы хороших люлей от взрослой кошки, ну а та – лишь наслаждение собственным превосходством и доказательство своей правоты. Бесспорно, Фиалке было немного стыдно за свою неловкость, а еще больше за то, что она сейчас не валялась где-нибудь посреди поляны только благодаря наставнице, во время подоспевшей к ней на подмогу. Но с другой стороны – не будь Ликорис рядом, пострадала бы не только паршивая гордость, а, вполне возможно, еще и собственная шкура. Да и что это она, в самом деле! Наставница только что спасла ее от позорного поражения, и Фиалке стоит лишь благодарить ее. Тем более, это она хотела помочь воительнице охладить пыл Рыжебоки, ведь с самого начала это был спор между двумя взрослыми кошками, а получилось совсем наоборот.
Малая смущенно посмотрела на наставницу, как бы извиняясь за свою оплошность, и тихо сказала, доверчиво поглядывая на нее:
- Ликорис, спасибо.
- Что здесь происходит? – кошечка вздрогнула от этих слов и только сейчас заметила полосатую целительницу, вопросительно окидывающую их строгим взглядом светлых глаз. Ликорис тут же виновато поблагодарила ее за помощь – видимо, кошка тоже поучаствовала в “спасательной операции” и помогла оттащить Рыжебоку подальше от Фиалки. Малая с уважением кивнула светло-серой целительнице, приветствуя ее и также выражая свою признательность. Она требовала от них объяснений, от всех троих. Пока что не найдя, что сказать в свое оправдание, кошечка вновь перевела взгляд на Ликорис. 
- Я хотела сегодня сводить тебя на охоту… - видимо, кошка все же волновалась за свою ученицу и не была до конца уверена, что Фиалке будет под силу запланированная вечерняя охота. Но едва она успела начать делиться своими сомнениями с малой, кошечка навострила ушки и поспешно ответила:
- Я отлично себя чувствую! Да я прямо сейчас готова отправиться в лес и поймать какую-нибудь мышку или полевку… - от вновь нахлынувшей энергии усы рыжегрудой начали подрагивать, и она машинально скользнула чуть ближе к выходу из лагеря, норовя рвануть в лес, словно забыв все, что только что происходило на поляне.
-Даа, только после того, как мы объясним все Хладострастной,  - Фиалка неловко улыбнулась, поймав на себе ледяной взгляд целительницы, и со вздохом уселась возле Ликорис. Нужные слова все не приходили на ум, но кошечка очень старалась собраться с мыслями и честно описать Хладострастной всю ситуацию. Конечно, она могла просто помолчать, предоставив первое слово старшим, но, как участник всего этого недоразумения и недопонимания, ученица считала должным объясниться лично.
- В общем, мы кое-что обсуждали… Точнее, обсуждали это Рыжебока и Ликорис, и я нечаянно услышала их разговор. Я просто знала, что Рыжебока была не права, и я решила, ну, сказать ей об этом…То есть, сказать, что Ликорис не виновата, что она, я так считаю, отлично справляется со мной, как наставница с ученицей... Фиалка с каждым словом говорила все увереннее, хотя сомневалась, что целительница поймет все, о чем она пыталась ей рассказать, и под конец в ее словах уже звучало прежнее возмущение, - Рыжебока ведь не присутствовала на наших тренировках лично, и не следила за нами. Откуда ей знать, что из Ликорис недостаточно хорошая наставница? Да кому вообще могло прийти такое в голову?! Рыжегрудая замолчала, чувствуя, что сейчас вновь спровоцирует новый спор своими возмущениями, и лишь добавила:
-Извините, мне вообще не надо было встревать в разговор старших.  Виноватый взгляд, прижатые к голове уши и чуть сгорбленные плечи – все существо ученицы выражало сожаление, хотя на самом деле она все же была рада, что не поступила иначе.

Отредактировано Фиалка (2018-08-05 22:04:37)

+2

16

Лесной ручей>>
Бывают такие моменты, когда на краткий миг ощущаешь лёгкость духа, небывалый подъем, в общем, радость. Казалось бы… чего такого хорошего может быть в надоевшем всем зное? О, так много всего! Спасительная тень деревьев, ночная прохлада, ручей, чей обжигающий холод особенно сильно контрастирует с жарой. В обычный день такого и не разглядишь. А если добавить к этой чудесной ситуации запах свежепойманной дичи, которую поймала Пламенная Буря, то вообще всё чудесно. Правда, тоже не верх совершенства, но, если и твой ученик сегодня совершил успех на охоте, то, что может произойти такого, чтобы испортить настолько прекрасный настрой? Глашатай была абсолютно уверена, что ни-че-го. От мыслей о прекрасном воительница даже что-то промурлыкала под нос. Наверное, именно такая доза радости являлась достаточно сильным барьером, чтобы сдержать бешеную стаю проблем, что норовят разорвать спокойствие и уверенность на куски.
Дорога до лагеря была очень легка. Пламенную Бурю несли не только собственные лапы, но и мысли о предстоящей ночной прогулке. Только вот из-за определённых каверз жестокой судьбы именно в момент расслабления беда притворно-скромно шаркает лапкой, входя в нашу жизнь. Шум из лагеря насторожил глашатая, и та ускорила ход, знаком хвоста заставляя Камушка сделать тоже самое.
«Нападение?!»
Коварная мысль стрельнула в голову, поражая тем самым и сердце. Но паника быстро отступила, ибо звуки были краткими и, кажется, она узнавала голоса. Пламенная Буря сбавила ход, но от лёгкой походки не осталось и следа. Теперь это были резкие и властные движения, которые полностью отражали настрой кошки. Она не знала причин разборок, были ли те вообще, но приход её не должен остаться незамеченным. Он должен явиться громом с небес!
- Иди за мной, - сухо бросила кошка Камушку, даже не посмотрев на подопечного. Глубоко вздохнув, она вышла на главную поляну. Первым делом рыжих ушек коснулась виноватая, но горячая речь Фиалки. Глашатай не знала, что тут произошло, не знала, кто виноват. Причиной недавнего шума могла являться Фиалка, но нельзя не отметить справедливость сказанных ею слов.
«Не стоит встревать в разговор старших? Не стоит… Но, Пламенная Буря, а как ты поступала в её возрасте? А, погодите-ка, ты просто не давала никому вступить в разговор, кроме тебя, конечно…»
Грозным штормовым явлением воительница показалась перед соплеменниками. Пламенная Буря была весьма напряжена, ведь, согласно словам Фиалки, в данном деле замешана Рыжебока. Есть такие коты, которые, простите, похожи на лисий помёт. Чем? А тем, что извалявшись в чём-то подобным раз, будешь много дней ходить с неприятным запашком. Коты эти могут быть сколь угодно прекрасными и восхитительными, но поступки их прилипчивы и, кажется, преследуют тебя всюду. Пламенная Буря не могла отрицать плюсы природных качеств Рыжебоки, но те меркли перед сиянием её поведения. Как же глашатая раздражала подобная гордыня. Возможно… тем, что это так сильно напоминало её. В любом случае, рыжая кошка не просто так значилась на своей должности, так что имела право требовать к себе уважение. А участие строптивой соплеменницы в конфликте никак не удивляло глашатая. Да она готова отдавать Рыжебоке всю свою часть дичи в последующие несколько дней, если та не была инициатором конфликта. Но… жизненный опыт подсказывал Пламенной Буре, что голодать она в ближайшее время не будет.
Кошка положила крысу перед собой и посмотрела на Фиалку.
«С оруженосцами можно разобраться и потом.»
- Камушек, думаю, что Фиалка будет не против послушать о твоей первой охоте, так что идите в палатку. И… Фиалка, отнеси-ка эту крысу в общую кучу, - кошка выговорила это тоном, что не терпит возражений. Но эффект необходимо было закрепить, и Пламенная Буря добавила, грозно сверкнув глазами:
- Если ваши носики, хвостики или ушки появятся в моём поле зрения до того, как я приду к вам в палатку, то… пожалеете, уверяю вас, -  впечатление от последней фразы глашатай закрепила хищным оскалом. А потом, будто потеряв интерес к оруженосцам, повернулась к Ликорис:
- Думаю, что тебе стоит получше заниматься воспитанием своей ученицы, если та посмела перечить старшим, что я частично лицезрела, - лёд сезона Голых Деревьев слышался в голосе глашатая, казалось, в нём не было и толики понимания, - Ведь только ученик, что любит и уважает своего наставника, сможет мяукнуть на старшего. Только настолько смелые негодяи посмеют защищать кого-то и поступать согласно воинскому духу. Думаю, тебе следует потом поговорить с ней о таком БЕЗОБРАЗНОМ поведении… - Пламенная Буря прекрасно понимала, что Фиалка услышит каждое её слово. А как она эти слова поймёт – её личное дело. Глашатай считала, что сделала достаточно. Она понимала и принимала то, что ученик не должен перечить тому, кто выше её в звании. Но именно этим поступок её и ценен, ведь она ещё котёнок, не побоялась выступить за то, что считает правильным. Фиалка получит своё наказание, не очень суровое, но получит. Глашатай лишь надеялась, что слова её будут тем мёдом в горьком лекарстве, позволяющим принять свою участь чуть легче. Рыжая воительница уважала поступок оруженосца, что смог перед ликом строгой целительницы вступиться за наставника.
Убедившись, что оруженосцы удалились, Пламенная Буря обратила внимание на Хладострастную. Чего уж там говорить, но оценке ситуации от целительницы она могла доверять даже больше чем своей.
- Что здесь произошло? – отчеканила глашатай, впившись взглядом в серую кошку. Откровенно говоря, воительница просто надеялась, что была мелкая потасовка: кто-то на кого-то накричал и все разошлись. Что-то, что не требует разбирательств, рассуждений… В общем, что-то очень быстрое и мимолётное. Способное отпустить кошку в ночной патруль. Не скрыть и того, что Пламенная Буря не хотела связываться с Рыжебокой. Не хотелось осуждать и Ликорис, ведь та была ей очень близка. Но глашатай слишком хорошо понимала фразу «Не бывает одного виноватого…».
«Что ж, вот вам руководство, вот вам справедливость…»
Кошка мысленно усмехнулась, в разуме своём придав этому смешку максимальную горечь.

Отредактировано Пламенная Буря (2018-08-06 00:36:02)

+2

17

Видение для Хладострастной:

Каждый шаг Пламенной Бури по главной поляне отзывался громом в ушах. Что-то древнее и могущественное читалось в её движениях. Когда глашатая приблизилась и обратила к целительнице свой цепкий взгляд, в её глазах тысячами огней сверкали луна и звёзды. За спиной рыжей кошки на одно мгновение возник зыбкий силуэт призрачного кота и тут же исчез.

+2

18

Лесной ручей

Всю дорогу до лагеря мы молчали, в пасти я нес свежепойманную мышку. Сначала мы шли с обычной скоростью, идти было нереально трудно, но кое-как все же, умудрялся удерживать мышь в пасти и ненароком не споткнуться, или не оступиться на ямке или корне дерева, что прямо так и хотели устроить мне подлянку и все время лезли под лапы, словно им там Хладострастная медом намазала.

Рот наполнялся слюной из-за запаха дичи, которой я нес, а в живот предательски начинал урчать стоило мне пару раз получше ухватиться за дичь. Признаться честно, держать что-то в пасти столь долгое время утомительно. Не представляю как другие и наставница в целом, могут так долго нести что-то в зубах, а если еще и подумать, то ее охота вышла куда лучше, чем моя и будет куда увесистее моей. Да тут и сравнивать то не с чем, кожи да кости.

Тяжело выдохнув через нос, словно только что бежал очень длинную дистанцию, я, стараясь не отставать, следовал за Пламенной Бурей. Все так хорошо было, пока глашатая почему-то не начала ускоряться и в итоге мы уже не просто легкой рысцой вперевалочку шли к лагерю, а буквально летели, словно там в лагере случился пожар. Через какое-то время и расстояние до меня стали доноситься какие-то звуки с поляны. Это были не просто звуки, а скорее что-то непонятное и даже повышенное, хотя если разобраться не были криками о помощи или еще хуже драки.

- Иди за мной, - очень сухо мне кинула в слух Пламенная Буря, даже не удостоив на меня взглянуть. Хотя я ее прекрасно понимал, в такой ситуации, хочешь, не хочешь, а свою скорость ускоришь, дабы быстрее увидеть всю картину маслом. Разумеется мне пришлось так же ускорить свой бег, получалось паршиво. Корни и ямки словно из ниоткуда стали появляться прямо в самый последний момент, хорошо хоть я так и не упал. Вот было бы позорище, хотя, такое с каждым бывает, упал бы и пошел дальше. Но даже так, я стал отставать от Пламенной Бури.

Но вот показались заросли которые служили входом в лагерь и глашатай сбавила скорость и я смог ее догнать, я в буквальном смысле уже не просто шел или даже семенил, я бежал. Это была эффективная скорость, с корой я мог поспевать за скоростью наставницы. На поляну мы уже вышли медленно, возгласы уже стали реже слышны, зато почти возле самого входа восседала Фиалка. Она была оруженосцем моего возраста, мы росли вместе в яслях и так же вместе стали учениками и получили наставников. И она единственная из тех, с кем я хоть сколько-то, но мог нормально говорить. А учитывая, что меня многие избегали, я всегда бывал один и изредка, ко мне подходила Фиалка, если не была занята тренировками с наставницей. Эта кошечка была интересной особой. Особенно мне нравились ее глаза; цвета такого странного. Я такой цвет встречал только у цветов, наверное, именно поэтому предводитель дал ей такое имя.

Остановившись за Пламенной Бурей, не обгоняя ее, я начал осматривать всех, кто столпился поблизости: Хладострастная, Ликорис, Фиалка, неподалеку была Рыжебока, вся такая примятая и потрепанная, словно свалилась с дерева или ее по лагерю протащили мешком волоча. Ситуация была неясна вообще. Ни капельки. Сколько бы я не старался всматриваться в лица других, что тут произошло, было все равно не понятно «великое разочарование всех племен». Я нахмурил брови и переступил с лапы на лапу, и да, я совершенно забыл о том, что держал в пасти свою первую пойманную дичь.

За все время пока я стоял за спиной у Пламенной Бури и пытался понять что произошло, меня привлекло внимание целительницы, так внимательно изучающую рыжую кошку. Если бы взгляд был обычным, то ничего такого бы я не подумал, но отсутствующий, слегка испуганный и изумительный, даже нет, волнительный – такое не могло остаться без следа и мне стало жутко интересно, поэтому позабыв о всем происшествии на поляне и о моем личном расследовании, я уставился на Хладострастную, примерно так же, как она на Пламенную Бурю. Правда я видел перед собой лишь все туже полосатую кошку, которая умела лечить раны и, по словам других, общаться с духами. В какой-то момент я подумал о том, что может она увидела этих самых духов и мое желание узнать про это, загорелось еще больше. Но в последний момент, когда я, было, чуть не сошел со своего места что бы подойти ближе, я откинул эту мысль, да и слова наставницы так сильно врезались в уши, что я сначала даже не понял что обращаются ко мне.

- Камушек, думаю, что Фиалка будет не против послушать о твоей первой охоте, так что идите в палатку. И… Фиалка, отнеси-ка эту крысу в общую кучу, - отчеканила кошка, строго зыркая на нас и я перевел свой весь заинтересованный взгляд с целительницы на наставницу «нас как всегда стирают с поля зрения».
- Если ваши носики, хвостики или ушки появятся в моём поле зрения до того, как я приду к вам в палатку, то… пожалеете, уверяю вас, - Я кивнул и посмотрел на Фиалку, скорее всего эта новость не обрадовала юную кошечку «И почему я не удивился этому?»

Я завернул в сторону кучи с дичью, но прежде чем я сделал более пяти шагов в этом направлении, сразу опомнился. Слова наставницы врезались мне в голову, и я моментально повернулся в сторону палатки оруженосцев. Пламенная Буря не стала ожидать, когда оруженосцы покинут их окончательно и продолжала задавать строгие вопросы, всем нарушителям спокойствия. Чем дальше мы отдалялись от них, тем меньше я слышал и понимал слов, сказанных глашатаем. Я повернул голову и посмотрел на  Фиалку которая бежала почти наравне со мной, но ничего так ей и не сказал, точнее не нашел таких слов, которые бы подошли бы в данный момент.

Палатка оруженосцев

+2

19

Если есть что-то в этом суровом мире приятное, то это чувство, которое ты ощущаешь, спасая кого-то. Нередко отвага познается в малом, нежели великом. Храбрость, она нужна не только на битве, но и в житейских делах. Честь. Порядочность. Мораль. Во имя царствования этих явлений изо дня в день совершаются героические поступки. Пусть не очень масштабные, но героические и, несомненно, значимые особенно для тех, ради кого были совершены. И чувство, которое ты испытываешь, смотря на направленный на тебя благодарный взгляд, неописуемо. Для этих глаз ты герой, настоящий герой.

Благодарность Фиалки много значила для Ликорис несмотря на то, что это обычное дело, это долг любого воителя, который оказался бы на её месте. В какой-то мере воительница даже подумала, что не заслужила этого, но не стала озвучивать свою мысль вслух. Наставница лишь учтиво кивнула ученице, мол, так и должно было быть, мол, такая повседневная вещь должна быть принята за должное.

— Не за что, — улыбнулась воительница, смотря на свою ученицу блестящими глазами. И неясно, радость ли это, гордость ли, или просто покой. Через секунду в реальность Ликорис вернул голос целительницы, которая требовала объяснений и немедленно. Воительнице нечего было бояться, в конце концов, это же не её вина, но от осознания этого факта, менее неловко не становилось. Наставница искренне не хотела оправдываться, но уже было открыла рот, чтобы объясниться, но что она хотела сказать — узнать этого было не суждено. Сначала за неё начала объяснять ученица, на этот моменте, пожалуй, кошечке пришлось отвести стыдливый взгляд в сторону. Но даже этот не самый приятный момент не смог сменить гордости за Фиалку на немилость по отношению к ней.

В следующую секунду Ликорис ощутила всеми своими чувствами появление стихийного бедствия. Рыжего стихийного бедствия. Из туннеля вынырнула Пламенная Буря, весь вид которой не предвещал ничего хорошего. Ликорис неосознанно поёжилась, чуть прижавшись к боку ученицы. Воительница смерила глашатаю вопросительным взглядом, слушая, как та отправляет оруженосцев подальше. Видимо, Пламенная Буря посчитала, что этот разговор не для юных ушей. Пока Пламенная Буря отчитывала её, Ликорис ощутила, будто бы на миг перенеслась в тот день, когда она была ещё сопливым оруженосцем. Сопливым, неуверенным в себе оруженосцем со скрипящим по швам внутренним стержнем. Пожалуй, это был тот самый день, который окончательно изжарил, как в печи изжаривают глину, когда она приобретает желаемый итог, внутренний стержень кошки. Сейчас наставница была готова сжаться в маленький комок и спрятаться где-нибудь под кустом. Но это было лишь дуновение прошлого. Потому что в действующий момент Ликорис — взрослая воительница, которой доверили воспитание котенка, а это чего-то да стоит. Поэтому нужно было собраться и.. показать, как не стоит действовать, разговаривая с глашатой.

— А я считаю, что Фиалка поступила так, как и должна была поступить. Дайте мне возможность отмотать время и остановить её, я бы не сделала этого. Потому что она не трусливый комок меха, а грозовая кошка. Именно такие коты нужны Грозовому племени — те, кто вне зависимости от того, кто перед ними, не ломаются, а уверенно отвечают прямо в морду. — Кошка сделала глоток воздуха, ощутив, что его в легких явно не хватает после такой пламенной речи. И пусть глашатая накажет её, воительница готова понести наказание вместе со своей ученицей, ведь она считает себя правой в этой ситуации. И как бы это ни было абсурдно и даже похоже на недавнее поведение Рыжебоки, Ликорис посчитала это правильным. В конце концов, сама Пламенная Буря что-то похожее впихивала в её не слушающую и невнимательную головку чуть больше года назад.

Помирать, так с песней. Осознавая, что Хладострастная и сама толком не поняла, что здесь произошло, наставница решила поступить ещё более опрометчивее, чем в её предыдущий раз, который даже закончиться толком не успел. Правда, в этот раз голос её звучал холоднее. Меньше эмоций — больше смысла.

— Простите, я полагаю, что Хладострастная и сама много чего не видела. Пожалуй, было бы логичнее, останься отчет за мной, — кошка нервно сглотнула и, попытавшись сохранить свою прежнюю уверенность, продолжила, — все началось с того, что Рыжебока подошла ко мне и, видимо, заприметив, что я и Фиалка не на тренировке, начала катить на меня камень. Она стала упрекать меня в том, что я плохая наставница, что я не умею воспитывать учеников и, что самое главное, что предводитель сделал неверный выбор, предоставив меня Фиалке в роли наставницы, — воительница сделала паузу, сглотнув подступившую слюну, — Затем на сцену ворвалась Фиалка, прошу обратить внимание, дождалась, пока мы обе замолчим, и только потом сказала Рыжебоке, что она не права. Тогда Рыжебока решила доказать свою правоту силой и напала на Фиалку. Та не успела отскочить, но на этот случай мы с Хладострастной, — кошка снова кинула целительнице благодарный взгляд, — оказались рядом и смогли вовремя оттолкнуть Рыжебоку. Вот, приблизительно, с этого момента ты все видела сама. — Ликорис пыталась держаться как можно холоднее, представляя, будто бы она отчитывается за проведенный патруль. Но её волнение, связанное с вырвавшимся немного ранее возражением, давало о себе знать.

Совершая поступок, ты всегда знаешь, что за него придется платить. Часто ты даже осознаешь размер цены, но все равно совершаешь этот поступок, считая его правильным. Мораль у каждого своя, а потому, сколько бы добра ты не совершил, всегда найдет тот, для кого твое добро окажется истинным злом.

Отредактировано Ликорис (2018-08-09 01:42:29)

+1

20

- В общем, мы кое-что обсуждали… Точнее, обсуждали это Рыжебока и Ликорис, и я нечаянно услышала их разговор.
Хладострастная вскинула бровь. Рыжебока. Лучшая охотница племени, самоуверенная, тянущаяся к самосовершенствованию... маленькая. Любящая критиковать тех, кто слабее, любящая чувствовать азарт соревнования, из которого она выходит победителем. Сейчас она явно не победитель. Какой может быть победитель в драке двух соплеменников? Ликорис. Одна из причин их затянувшейся вражды с Пламенной Бурей. Робкая, тихая... умная, тактичная. Со стержнем, с силой впертым в нее наставницей. И со своим собственным, что смог изменить что-то в её учительнице. И, конечно же, Фиалка - совсем юная ученица, еще мало что повидавшая. Еще мало какие приемы и истины изучившая. Хороший набор для любой потасовки.
- Откуда ей знать, что из Ликорис недостаточно хорошая наставница? Да кому вообще могло прийти такое в голову?!
Бах! И, прежде чем полосатая успела хоть что-то ответить, по поляне разлился раскатистый гром. Без предупреждения, без единой молнии, что обычно вспышками возникают в напряженном небе. Хладострастная резко пригнулась, испуганно уставившись в вышину. Чисто. Розовые барашки убегают за горизонт по краснеющему небу... Все также красиво.
Бах! И уши вновь разрываются от грома, сотрясшего землю. Или боль вовсе не от ушей? Может, откуда-то из головы, откуда-то изнутри? Целительница переводит перепуганный внезапностью грома взгляд на котов вокруг, но они будто оглохли. Стоят как ни в чем не бывало, даже не шелохнулись, ни ус не дрогнул от небесных взрывов.
Бах! И на поляне показалась она. Твердым, необычайно тяжелым шагом приближающаяся к их небольшой разборке. Бах, бах, бах! Хладострастная была готова взвыть от боли, с каждым шагом глашатаи пронзающей её бедные уши. Кошка схватилась за них лапами, крепко прижимая к голове, но это не помогало. И пусть она выглядела сейчас полоумной, с распушенной шерстью, настоящим страхом в глазах и согнувшаяся в три погибели, её это не волновало. Её волновал сейчас только звук, вылетающий из-под лап Бури и боль, от которой приходилось крепко стискивать зубы.
- Что здесь произошло? - голос глашатаи, звучавший каким-то искорёженным эхом, стал переломным моментом.
Настала тишина. Травница медленно, с недоверием отпустила собственные уши и вперила взгляд побитой собаки в Пламенную Бурю. Та уже отослала Камушка, со скоростью белки скрывшегося в палатке оруженосцев. И теперь она смотрит в ответ своими большими и выразительными небесными глазами. Ты не ослышался, зеленый стал для Хладострастной на тот момент именно цветом неба. Неба, на котором она ясно видела луну и звезды, рассыпанные вокруг. Травница подвисла, разглядывая зеленые очи. Они, бывшие успокаивающими и привычными, теперь сияли чем-то... далёким... и мёртвым. Мёртвый блеск. Точно, его не забыть, его ни с чем не перепутать.
- ...Та не успела отскочить, но на этот случай мы с Хладострастной оказались рядом и смогли вовремя оттолкнуть Рыжебоку. Вот, приблизительно, с этого момента ты все видела сама.
Врачевательница боялась отвести взгляд. Она лишь тормознуто кивнула, радуясь, что Ликорис взяла все объяснения на себя.
Вспышка! Вот теперь взгляд разноцветных глаз мгновенно переместился с Пламенной Бури за её же плечо. Там, чуть подергиваясь, стоял кот, мёртвым блеском освещая бок рыжей кошки. Мертвый кот. Хладострастная скривилась, непроизвольно делая шажок назад, как тот вдруг растаял. Взгляд травницы заметался по поляне в быстрых поисках, а потом решил искать спасения в небесных глазах глашатаи. Его там не оказалось - пропали звезды и луна, и в глазах кошки вновь читалась только трава. Ни клочка неба, лишь пару мгновений назад царившего там.
Целительница оглянулась на Рыжебоку, единственно взъерошенную так же, как и она сама, просто чтоб убедиться, что совсем-совсем никто не видел всей произошедшей только что чертовщины. Но там она встретила только обиду за то, что она ввязалась в такую передрягу, и все. Совсем никто не видел звезд или мертвого кота, никто не слышал гром, рвущий... сердце?
"Одним цветком тут точно не отделаться..." - пытаясь привести себя в привычный вид, подумала Хдадострастная.
Кошка выпрямилась и очень серьезно заглянула в зеленые глаза напротив:
- Ты, я, моя палатка. - Отчеканила она, надеясь, что лишних вопросов не поступит.
Кошка дернула хвостом, явно выдавшим её нетерпение поделиться увиденным, а затем молча развернулась и отправилась собирать разбросанные у входа в пещеру целителя вялые ноготки.
- После того, как ты придумаешь, как остудить горячие умы молодых воинов, - добавила она, не оборачиваясь.
Кошка быстро, не желая встречаться взглядами ни с кем на поляне, чтоб, не дай небо, не испытать еще один такой "приход", расправилась с мусором и скользнула в свою пещеру. Нужно понять, что это было. Нужно подумать о том, КАК все расположить, КАК приподнести… Хотя, она может говорить прямо, ведь слушать её будет только Буря, а Буря сама излагается прямее самого прямого ствола, так что хоть насчет этого не придется волноваться.
Галдеж на поляне начался с самого утра, а в вечере все закончилось не очень приятным событием. Теперь нам с тобой остается лишь надеяться на то, что ночь внесет ясность в умы и успокоение в сердца грозовых котов. Ну или хотя бы в сердце Хладострастной, нервно дергающей ухом в ожидании предстоящего разговора тет-а-тет.


Переход: Пещера целителя

Отредактировано Хладострастная (2018-08-10 15:22:49)

+3

21

Бывают такие моменты, когда хочется возвести глаза к небу и хорошенько так проораться. В подобном крике освободиться от всех раздражения, злости и отчаяния. Сейчас был именно такой момент.  Пламенная Буря была отвратительным наставником. Она так и не научила свою ученицу, которую так любила, слушать. Простому, но очень важному навыку. Ах, а ещё понимать то, что услышала. Вечный враг в отношениях Ликорис и Пламенной Бури. Захотелось так хорошенько треснуть рыжей лапой, так сказать, для воспитательного эффекта.
«Ладно, сошлём на обеспокоенность за ученицу…»
Мысленно вздохнула глашатай. Если уж быть честным, то до фиолетовых ежей она устала на что-то это ссылать. ОНА имеет право требовать послушания. От кого бы то ни было бы. Конечно, за простое непонимание она наказывать не собиралась, а вот за то, что та перечит ей… Ликорис получит своё. Возможно, вина на то была на самой рыжей воительнице, что приучила свою ученицу говорить, но у всего есть свои границы. Пламенная Буря приняла бы такие мысли наедине, не тогда, когда она разбирается в конфликте. Теперь наказаны будут обе. Наверное, Пламенная Буря не тронет только Фиалку. Так, разве что отчитает, прочитав короткую лекцию, чисто для вида.
«Ладно, о наказании подумаем позже, когда узнаем о ситуации…»
Что ж, ситуация понятна. Никто не умеет держать язык за зубами, а кто-то ещё и когти спрятанными. Что тут сказать? Грозовое племя - самое дисциплинированное племя в лесу! Что можно против нас? Нам, безумным грозовым котам ничего не страшно. Ах, да… мы сами. Как бы ни грустна была эта мысль, Пламенная Буря всё равно мысленно усмехнулась. Она осмотрела «жертв конфликта».
«Вот она, гордость Грозового Племени. Взъерошенные и возмущённые!»
Наверное, так чувствуют себя королевы, которые разнимают дерущихся котят. Правда, глашатай обзавелась слишком большим выводком…
- Ты, я, моя палатка, - воительница была резко вырвана из своих мыслей. Хладострастная выглядела… странно. Она постоянно накрученная, собранная, но сейчас было ощущение, будто она белка, что свалилась с высокого дерева. Пламенная Буря забеспокоилась о здоровье целительницы. Что будет с племенем, если опора его неожиданно заболеет? Вот тогда можно начинать паниковать. Глашатай тряхнула головой, отгоняя от себя мрачные мысли. Она попыталась убедить саму себя, что ничего страшного не произошло. Хладострастная просто хочет сказать, что ей нужно пополнить запасы трав, а на это надо выделить лапы? Ведь верно?  Ни-че-го страшно, совсем ничего! Да, самовнушение выглядело совсем фальшивенько…
- После того, как ты придумаешь, как остудить горячие умы молодых воинов, - Пламенная Буря посмотрела на удаляющуюся целительницу. О, глашатай придумает… Она снова осмотрела кошек. Ну, не котят же наказывает. Не в детскую же их засадить и следить за тем, как бы они не выползли. Но Пламенная Буря была не против такого варианта, но не мешать же котятам, королевам, да лишать племя лап воительниц. Глашатай мысленно проиграла ситуацию в голове, пытаясь выудить из пересказанных событий идею. Определённо… «юные сорванцы» сами выбрали себе наказание.
«Коварная ты, Пламенная Буря!»
Кошка мысленно попрекнула саму себя. Ну, ничего не поделаешь, ведь решение принято. Глашатай посмотрела на Ликорис и выпалила:
- Кто сказал, что Рыжебока не права? Ты не научила свою ученицу не вмешиваться в разговор старших, - вполне себе аргумент. Если Ликорис не поняла, что Пламенная Буря не отчитывала Фиалку, а наоборот, подбадривала, то данное заявление должно её разозлить. Возможно, рыжая кошка чуть позже объяснит свои слова бывшей ученице, но сейчас это недопонимание было очень кстати.
- Докажешь, что тебе не зря доверили Фиалку? – после кошка повернулась к Рыжебоке. Вот теперь начиналось веселье. Самое прекрасное в том, что ПОЛЕЗНОЕ веселье.
- Полагается, что воин должен уважать Воинский Закон. Как минимум, не нападать на учеников. Или ты нашла себе равного противника? – Пламенная Буря не хотела приуменьшать способности Фиалки, но оруженосец в семь лун явно ничего не противопоставит взрослой кошке. Конфликт был разрешим. Разрешим легко, хитро и немного коварно.
- Рыжебока, теперь тебя все будут звать Рыжелапкой, коль ты не ведёшь себя достойно воинскому имени. Если говорить проще, то ты снова оруженосец. Ешь и спишь ты тоже с учениками, - глашатай говорила без шуток. Если не доросла до воина поступками, будешь оруженосцем. Но на этом наказание не заканчивалось – начиналась вторая часть, которая касалась Ликорис:
- Ах, да… тебе нужен наставник! Думаю, Ликорис подойдёт! – воскликнула воительница. Не нужны рыжей кошке раздоры в племени, ой, как не нужны. Конечно, Пламенная Буря периодически мечтает содрать шкуру с некоторых личностей, но дальше желания это не уходит.
- Теперь вы остаётесь каждый при своём. У вас есть возможность доказать свои слова, - такое решение казалось глашатаю оптимальным. Если Ликорис сможет вбить взрослой кошке правила приличия, то наставник из неё выйдет не плохой. Возможно, вместе с этим вобьёт и себе. В крепкую дружбу между этими двумя  Пламенная Буря верила плохо, но в преодоление раздражения… вполне.
- Ликорис, за каждый проступок Рыжелапки отвечать тебе. Ответственность за поведение ученика лежит только на наставнике. Закончится ваше «сотрудничество» только тогда, когда вы докажете мне, что достойны своих званий. Наставника и воина. Возражения не принимаются, - возмущения кошка отрезала сразу. Слушать возмущения она не настроена. Глашатай твёрдо верила в пользу данного мероприятия: повозмущаются, поцапаются, но,  когда поймут, что вылезти из этого могут только сообща, споются. Глашатай встала и собралась идти, но требовалось решить ещё один вопрос:
- Фиалка пока будет помогать Хладострастной. От этого она не становится ученицей целителя и не лишается возможности охотиться и ходить в патрули. А ты, Ликорис, не перестаёшь быть её наставницей. Но некоторое время она поможет пополнять нашей любимой целительнице запасы. Думаю, подобное общение ей не повредит, - Пламенной Буре было немного стыдно, что она лишает Фиалку наставника. Но, ничего, данный эксперимент призван улучшить качество её обучения. Тем более, юную кошечку не лишат боевых тренировок. Камушку пригодится партнёр по тренировкам его же возраста. Как раз глашатай планировала начать изучение боевых навыков.
- Кстати, завтра вы идёте со мной в патруль не рассвете, - больше Пламенная Буря ничего не произнесла. В планах было взять ещё Камушка, а Фиалку оставить на попечении Хладострасной. Кстати, о целительнице. Глашатай хотела уже двинуться к палатке, но перед этим подошла к ежевичной плети. Перед сезоном Листопала необходимо занять нескольких воинов её укреплением. Воительница проверила лапой укрепление, получив несколько неприятных царапок.  Вот теперь точно к Хладострастной! Вздохнув, Пламенная Буря двинулась в обитель серой кошки.
>>Пещера целителя

+4

22

Нападение Рыжебоки потерпело сильную неудачу. Фиалка, отпрыгнув с завидной для такой, казалось бы, хрупкой ученицы, резвостью, тут же круто развернулась мордой к пёстрой кошке, напряжённо взглядываясь в чуть запыхавшуюся Рыжебоку, стараясь предугадать её последующее действие. Но этого не потребовалось: храбрая Ликорис, встав на защиту свей мышеголовой ученицы, заслонила напуганную Фиалку собой и не позволила разъяренной воительнице напасть на этот непутёвый рыжий комок меха, а когда Рыжебока отступила на пару шагов назад, в её загривок с непростительной наглостью впились​ чьи-то острые зубы.

Пёстрая кошка кубарем покатилась по прогретой дневным солнцем земле, громко, скорее нет, даже оглушительно визжа и привлекая внимание соплеменников, больше от ярости, чем от боли. Она ещё несколько раз перевернулась и осталась лежать врастяжку, тоненько, но отнюдь не жалобно, а скорее раздраженно, если так можно сказать, поскуливая от горького разочарования и вновь накатившей бешеной усталости. Желая как можно скорее подняться на ноги и свалить от этих чертей, чтобы не дай Звёздное племя не сорваться на них, Рыжебока сделала попытку встать, но, видимо все-таки удар был не таким мягким, как ей в первую минуту думалось: голова кружилась, правая лапа болела, видимо, всё это было куда серьезнее.

– Лисий помёт! - с каждой секундой в Рыжебоке все сильнее закипала злость: она ненавидела​ эту тупую курицу Хладострастную, стоящую рядом с этим комком рыжего меха, именующимся глашатаей, я ненавидела эту тупую Лиуорис, которая пыталась успокоить свою горемычную ученицу и сообщить ей о том что «ВСЕ ХОРОШО».

– Небесные предки! - сорвавшись на крик, левой лапой с выпущенными когтями Рыжебока, теперь уже ставшая в наказание Рыжелапкой, полоснула по земле. От резкого движения стала ощущаться неприятная тошнота. Досада была не то что глубокой, она скорее была взрывной, кошке сейчас так хотелось врезать этому бестолковому рыжему чуду, жаль, лапка болела и тошнота с каждой секундой все сильнее подступала к горлу, а тем временем Ликорис объясняла причину случившегося глашатае.

– Затем на сцену ворвалась Фиалка, прошу обратить внимание, дождалась, пока мы обе замолчим, и только потом сказала Рыжебоке, что она не права. Тогда Рыжебока решила доказать свою правоту силой и напала на Фиалку. Та не успела отскочить, но на этот случай мы с Хладострастной...

Тряхнув головой, Рыжелапка рывком через силу поднялась.
— Да замолчи ты уже, голова раскалывается, ещё и ты орешь. Все и без тебя всё поняли, наставница, - язвительно пробурчала Рыжелапка, не зная, услышала ли её кошка, которой были адресованы эти обидные словечки, а потом вздохнула, уже начиная осознавать свою вину. Тогла она делала всё в порыве ярости, а сейчас обдумала свой поступок и раскаивалась в нём. Послышался горький вздох.

– Чем мы сегодня займёмся, Ликорис? - Рыжелапка попыталась говорить громко и нарочито бодро, но вышло совершенно не убедительно, в голосе кошки слышались всхлипывания. Как-то противно от того, что Ликорис пришлось оправдываться перед глашатаей, а виновата-то лишь она. Это ведь она забылась; это ведь она нарушила Воинский Закон ради насмешки, ради глупой злой шутки над маленькой ученицей, желая ощутить власть над ней. Только ни от извинения, ни от попыток поговорить с Ликорис, легче Рыжелапке, увы, не становилось. Хотелось как можно скорее завершить эту изматывающую перепалку. Хладострастная и Пламенная Буря, обеспокоенные чем-то, скрылись в палатке целительницы, а растерянная Фиалка была быстро отправлена в палатку оруженосцев.

Рыжелапка улеглась прямо на землю около стройных лап Ликорис и попыталась подремать, но редкие слова перешептывающихся и указывающих на неё соплеменников, нарушающие тишину,  не давали ей этого сделать. Пёстрая кошка повернула голову к Ликорис. Надо было извиниться, только как это сделать, если знаешь, что тебя вряд ли простят? – Прости, Ликорис. Я сама во всём виновата, - она шумно выдохнула и опустила глаза. – Тебе не нужно было оправдываться перед Пламенной Бурей, ведь всё устроила я. Закончим разговор об этом? Эта дичь уже убита и съедена, Ликорис. Прости меня, - кошка перешла на шёпот, говоря настолько тихо, чтобы её слышала только наставница.
Сейчас новоиспечённая ученица старалась сгладить конфликт, замять неприятную тему. Она ощущала, как наваливается на неё физическая и моральная усталость.

Неприятная боль разливается по всему телу.  Лапа болит, голова немного кружится, подташнивает. Нет желания говорить с кем-либо, нет желания видеть кого-либо... Только усталость и страх. И кошка начинает засыпать, измученная беготней и руганью.
– Ликор... - не договорив, Рыжелапка тихо закрывает зелёные глаза, засыпая прямо на главной поляне, но потом вдруг вскакивает, и понуро бредёт в сторону палатки.

Палатка оруженосцев

Отредактировано Рыжебока (2018-09-18 17:49:02)

+2

23

Фиалка ждала, как отреагирует на ее рассказ Хладострастная. И все таки, как она успела так вовремя появиться на поляне? Видимо, кошки наделали столько шума, что даже в палатке целительницы были слышны их шипение и возня. Но, к сожалению, а может быть к счастью, полосатая не узрела всей картины, раз теперь она требовала объяснений. Кошечка ненароком зыркнула глазами по сторонам. Интересно, кто из соплеменников вообще видел все произошедшее на поляне? Вокруг было тихо - все присутствующие здесь коты перестали беседовать с друг другом и, развесив уши, слушали разговор кошек. Тишину нарушало лишь недовольное ворчание Рыжебоки, безуспешно пытающейся подняться на лапы. Виноватый взгляд ученицы на мгновение сменился насмешливым - Рыжебока первой начала все это и теперь получила по заслугам.
Тем временем, с Хладострастной начало происходить что то странное: она испуганно округлила глаза и резко подняла морду к розоватому небу, навострив уши. Малая поняла, что теперь кошку куда больше интересует нечто,  находящееся где-то не в ее поле зрения, нежели их потасовка с Рыжебокой. Она тоже посмотрела на подсвеченные заходящим солнцем облака и, не найдя в них ничего примечательно, уже намеревалась было спросить целительницу, что с ней случилось, как вдруг сзади послышался быстрый, стремительно приближающийся топот кошачьих лап.
Пламенная Буря появилась на поляне весьма неожиданно и эффектно: все ее существо пылало холодной решимостью и желанием немедленно выяснить, из-за чего недисциплинированные соплеменники подняли на уши весь лагерь. За ней едва поспевал юный оруженосец Камушек - ровесник Фиалки. Его присутствие ничуть не смутило кошечку, чего не скажешь о рыжей глашатае. Она была чуть ли не последней кошкой в лесу, перед которой ученице хотелось бы опозориться. Фиалка очень уважительно относилась к глашатае, в ней она видела истинную грозовую кошку, олицетворявшую силу и мощь в ее глазах. Она подходила на роль глашатой настолько идеально, что никого другого на этом месте ученица и не могла представить. Поэтому, едва взглянув на Пламенную Бурю, рыжегрудая впервые за все это время почувствовала настоящий укол вины и сожаления.
Теплый бок Ликорис прижался к Фиалке, и она сочувственно посмотрела на свою наставницу. Вот кому действительно придется нелегко - Ликорис теперь нужно отвечать за них обеих, ведь это ее ученицей была Фиалка, и вся ответственность за ее поведение лежилась на плечи молодой воительницы. И опять рыжегрудая почувствовала себя виноватой. А ведь этот день обещал быть просто замечательным, и в завершение всего кошечке удалось все испортить. Но вина внутри нее смешивалась с удовлетворением и еще не до конца улегшимся гневом. Зато теперь никто не усомнится в том, что ученица может постоять за себя, хотя и не без помощи Ликорис, которая вовремя оказалась рядом и спасла ее. Но ведь Фиалка не побоялась ответить Рыжебоке, наоборот, она с готовностью вступила в схватку с несправедливостью, и это было самым главным. Немного не хватило ловкости и сноровки, с кем не бывает. В конце концов, отец рыжегрудой всегда говорил: что ни делается, все к лучшему. К тому же, теперь отступать было некуда - вскоре глашатая начнет отчитывать всех троих за неразумное поведение, на виду у остальных соплеменников, прямо сейчас и на этом месте. Хотя, если уж даже перед Бурей малая смогла оплашать, то хуже уже точно быть не может. Пускай все смотрят - видят, какая она мышеголовая, она сможет достойно принять свое наказание.
Но старшая кошка едва уделила рыжегрудой внимание - лишь приказала отнести пойманную ею добычу в общую кучу, да прибавила, чтобы их с Камушком духу не было на поляне, пока она не позволит. Сейчас наказания удалось избежать. Тем не менее, лучше ученице от этого не стало, наоборот, нехорошее предчувствие начало подкрадываться к ней, словно охотник к своей жертве, которая пока что жива, но в скором времени обречена на гибель. Глашатая просто отправила оруженосцев подальше от взрослых разборок, и это совсем не значит, что позже она не придумает для кошечки какое-нибудь позорное наказание.
-Будет сделано, Пламенная Буря, - Фиалка понуро кивнула и, подобрав добычу глашатой, потрусила вслед за Камушком к палатке оруженосцев, по пути бросив тушку в кучу с добычей. Котик молчал, но сейчас малой и не хотелось что-то с ним обсуждать - в голове были лишь мысли о собственной неудаче и громких словах Бури, которая уже отчитывала за ее спиной Ликорис. Конечно, она начала с того, что наставнице следует лучше воспитывать свою ученицу. Кошечка тяжело вздохнула. Она отошла от взрослых уже довольно далеко, но все равно отчетливо слышала их разговор. То, что говорила могучая воительница, без сомнений, было неприятно рыжегрудой. Да и кому будет приятно услышать о себе пару "ласковых" слов от самой глашатой? Но показалось ли ей, или в голосе Племенной Бури она услышала одобрение? Огонек надежды затеплился в маленькой груди. Пускай она и провинилась, но ее поступок хотя бы выглядел не таким уж плохим на фоне всего этого недоразумения, и ее можно было понять.
Фиалка юркнула вместе с Камушком в уже пораднившуюся ей за эту луну полатку. Похоже, о сегодняшней охоте можно было забыть, и теперь ей оставалось только ждать, какой же приговор вынесет для нее рыжая кошка.
>> Палатка оруженосцев >>

+3

24

Чувство обиды, смешанное с некоей злобой и беспомощным отчаяньем, заставили кошку пропустить мимо ушей новую порцию оскорблений от Рыжебоки. Сказать, что Ликорис была раздосадована наказанием глашатой — значит, не сказать ничего. Прежде всего, кошка всегда пыталась заботиться о благополучии племени, как и все коты, живущие здесь. Рыжебока представляла опасность для ученицы, поэтому наставница оттолкнула её. Это не ошибка. Так и должно было быть. Воительница сказала слово поперек слов глашатой? В выражении своего мнения никогда не было и нет ничего дурного. Конечно, оспаривать слова кошки, высшей по рангу, не очень хорошо, но ведь Ликорис сражалась за истину, разве это постыдно? По мнению воительницы ни капли. Отвеила вместо целительницы? Но ведь Хладострастная и сама не знала всего конфликта, следовательно, как она вообще могла что-то объяснить Пламенной Буре. В общем, наказание, назначенной глашатой, показалось Ликорис не просто неподходящим, а воплощением вопиющей несправедливости.

Однако же воительница никогда не брезговала учиться на своих ошибках, поэтому не стала возражать. Собственно, выбора-то у неё и не было — к тому времени, как кошка придумала бы что сказать, Хладострастная и Пламенная Буря скрылись в пещере целительницы. Они с теперь уже Рыжелапкой остались наедине. Та, видимо, почувствовав свою причастность к произошедшему (о, святое звездное племя, у неё есть совесть!), решила сбросить со своих плеч груз вины и поспешила раскаяться. Вот только подобное воительница вряд ли сможет простить так просто и так быстро, слишком уж тяжелы оказались последствия. Даже находясь в прескверном настроении, Ликорис через силу выдавливала из себя улыбку и пыталась вслушаться в слова своей новой ученицы, дабы уловить нотки наигранности. К счастью или нет, нутром наставница ощутила, будто бы Рыжелапка искренне просила прощения. Ликорис ещё не достаточно была уверена в том факте, что сумела найти силы простить ученицу, так что решила не озвучивать вслух свои мысли.

— Дичь-то съедена, вот только неприятное послевкусие не дает покоя, — подытожила кошка, пытаясь уговорить разум взять верх над чувствами. Воительница хотела и сама извиниться, но, к своему удивлению, обнаружила, что ученица уже потихоньку стала засыпать. И действительно, уже было довольно-таки поздно, чтобы что-то делать, да и голова уже еле-еле на плечах держится. До состояния мыши, мертвым грузом повисшей в пасти охотника и самой Ликорис оставалось недолго. Поэтому воительница решила отправить Рыжелапку в палатку оруженосцев, а затем самой расположиться в обители воинов.

— Рыжелапка? Эй, — наставница легонько толкнула ученицу носом, заставляя проснуться от дремы, — уже поздно, иди-ка проспись в палатке оруженосцев, — Ликорис ещё раз предприняла попытку разбудить ученицу, чтобы та поторопилась, пока окончательно не заснула посреди лагеря, — встретимся на рассвете, слышишь? Спокойной ночи. — Кошка махнула хвостом на прощание и поплелась в сторону палатки воинов, сама ощущая, как вмиг потяжелели веки, и как стало трудно переставлять лапы. Подушечки неприятно покалывало, а голова немного кружилась. Ликорис глубоко вдохнула и скрылась в палатке воителей, уже спустя минуту погрузившись в более сладкий и приятный, нежели реальность, мир грез.

———>> Палатка воителей

Отредактировано Ликорис (2018-08-19 13:17:54)

+3

25

———>> Палатка воителей

Не успели ещё лучи солнца проскользнуть в палатку воителей, как вместе с ударом по морде Ликорис почувствовала, как мысленно получила и удар под дых. Знаете, это состояние, когда ты оказался внезапно в какой-то ситуации, но ты все ещё наполовину спишь и вообще не понимаешь, что вокруг происходит. Воительница сейчас опробовала на себе это чувство. Кошка вскочила так же быстро, как подскакивает мышь, почуявшая приближающуюся опасность. Чувство злости и обиды за упущенную возможность поспать подольше накатывали с новой силой, смешиваясь с ощущением сонливости, этаким ощущением себя обвисшей дичью в пасти охотника. Такой же поникшей и убитой. Морально. Оказалось, что у одного из воителей во сне дернулась задняя лапа, которая по чистой случайности приземлилась на морду кошки, заставив её помахать лапкой сладким сновидениям.

Недовольно ворча и неуклюже перепадая с одной лапы на другую, Ликорис выползла на Главную Поляну, ощущая на себе все тяготы своего возраста. Крепко потянувшись, наставница услышала хруст в спине и поморщилась. Подумать только, каких-то двадцать шесть лун, а кости ломит так, будто бы за ночь воительница резко подросла лун на сто. Хорошенько размяв лапы, Ликорис зевнула и фыркнула, зыркнув краем глаза на палатку воителей, будто бы пытаясь выловить взглядом нарушителя своего спокойствия.

Внезапно вспомнив о словах Пламенной Бури, Ликорис шумно выдохнула. Надежда на проведение этого утра в спокойствии и безмятежности только что вежливо откланялась и, помахав на прощание ручкой, удалилась. Рассветный патруль, в который глашатая поставила и Ликорис. Пламенная Буря велела, чуть свет, ждать её у выхода в лагерь, куда сейчас воительница и направилась, попутно пытаясь взбодриться и окончательно проснуться. Наступив в ледяную лужу, последствие ночного дождя, воительница вздрогнула и поежилась, только сейчас ощутив, что снаружи палатки прохладно. Подняв взгляд к небу, кошка поняла, почему не чувствовала лучей солнца на своих боках — его попросту не было, тучки закрыли его своими телами, гордо и непоколебимо. Странные однако скачки в погоде. Вчера — знойная и давящая жара, а сегодня — бросающая в дрожь осенняя прохлада. Не сказать, что кошка не была рада этому дню. Конечно, свежая прохлада после истощающей жары — это замечательно, даже смахивает на некий разгрузочный день. Но почему-то именно сейчас кошке хотелось поваляться и понежиться на солнышке, а не вздрагивать, наступая в противную и холодную грязь.

Только сейчас Ликорис обратила внимание на то, что на поляне ни души. Воительница не была удивлена — как никак, немногие могли похвастаться любовью к рассветным патрулям. К сожалению, воительница относилась как раз к тому большинству, люто не желающему шариться по утрам в лесу Грозового племени. Ведь куда приятнее валяться на подстилке в тепле и уюте. А там уже днём можно и сходить в патруль, когда тебя на каждом шагу не клонит в сон. С этими мыслями Ликорис остановилась у выхода из лагеря и неуклюже плюхнулась на землю, терпеливо ожидая остальных участников патруля.

+1

26

<<Змеиная горка<<
Несомненно, жизнь Фиалки здорово переменилась, когда она впервые ступила на весьма долгий, но такой поучительный и увлекательный путь оруженосца. Только представьте, сколько новых возможностей у нее появилось – сколько нового кошка уже успела узнать и испытать на собственной шкуре, и сколько всего ей только предстоит попробовать, сколькими навыками она еще может овладеть! Целый новый мир открылся перед малышкой уже две луны тому назад, но и половины его она еще не исследовала – каждый следующий день рыжегрудой полон интересных заданий и приключений. И в этот самый период жизни молодые коты уж точно не скучают, более того, если ты усердно работаешь и каждый раз стремишься к большему, времени может не хватать даже на отдых и сон. Но и в обязанности юных котов и кошек входит довольно непривлекательная и монотонная работа, а именно – сбор свежего мха для подстилок. Подстилок старейшин, королев,  воителей, тех же самых оруженосцев – никто из племени не захочет спать на голой земле, и именно эту работу, чаще всего, поручают ученикам, просто так, или же в наказание за какую-нибудь оплошность. Естественно, мало кому нравится это занятие, но оно является банальной заботой о своих соплеменниках и не может считаться каким-то неважным или постыдным.
Именно поэтому малая сидела сейчас возле корней раскидистого дуба и аккуратными, но точными движениями счесывала с них свежий мох. Он уже успел немного пропитаться влагой, но из-за длинных могучих ветвей дерева, усыпанных густой листвой, дождь не успел намочить его сильнее, и мох было достаточно просто немного выжать. Ученицу никто не просил готовить гнездышко для Рыжебоки, она сама решила сделать новой соседке по палатке сюрприз, тем самым показав, что их недавний конфликт исчерпан, по крайней мере, официально. Возможно, это даже поможет им обеим скорее избежать наказания – Пламенная Буря должна смягчиться, увидев то, что кошки ладят и больше не собираются нападать друг на друга. Конечно, их дальнейшая участь зависела еще и от Ликорис, которой глашатая поручила временную опеку над Рыжебокой. Но в наставнице Фиалка даже не сомневалась – эта кошка точно сумеет совладать с собой и найти с новой ученицей общий язык.
Рядом с кошечкой постепенно вырастала кучка собранного мха, который она так резво срезала острыми коготками. Благодаря правильной наработанной технике, ученица почти не оставляла на нем грязи и земли, и мох ровными толстыми слоями ложился на траву. Краем глаза малая время от времени следила за успехами своего соплеменника. Камушек не отставал от нее и тоже работал, не покладая лап. Наблюдая за его движениями, кошка в очередной раз подумала, что им очень повезло найти этот старый дуб, сохранивший хотя бы немного мха от проливного дождя. Впереди уже виднелись высокие заросли утесника – стены лагеря Грозового поемени, и, смотря на них, озябшая от прохлады и сырости рыжебокая ученица опять почувствовала неимоверную усталость и тяжесть в лапах. Продолжительное нахождение в одной позе вновь заставило ее вспомнить, что над лесом уже давно воцарилась поздняя ночь, и ее организм требовал немного отдыха.
- Думаю, этого достаточно, - Фиалка прекратила кромсать мох на своей стороне дерева и подошла к серому котику, удовлетворенно кивнув на его кучку мха. Они славно постарались, и теперь самое время было возвращаться домой, в тепло и уют родной палатки. Подобрав свою охапку с земли, ученица, не теряя времени, пустилась бежать по уже давно знакомой, протоптанной множеством лап тропинке, ведущей на Главную поляну ее родного лагеря. Шерсть на спине и загривке малой, как и предполагалась, уже промокла и превратилась в маленькие слипшиеся сосульки. Ощущение было не из приятных, особенно когда новая порция дождевой воды полилась на двух котов, покинувших временную крышу над головой из кроны старого дерева, и рыжегрудая успокаивала себя тем, что уже скоро она доберется до своей подстилки и, как следует, вылижет свою шубку... 
…На поляне было тихо и темно, словно не здесь еще днем весело общались между собой соплеменники Фиалки, как будто не в этом месте недавно устроили такой переполох грозовые кошки. Остановившись перед своей палаткой, ученица тщательно выжала собранный мох и посмотрела на Камушка. Не смотря на так некстати начавшийся дождь и внезапно охватившую тело слабость, кошечка была счастлива, что провела этот вечер в его компании, узнав этого странного оруженосца немного лучше, и опять на ее мордочке невольно появилась усталая, но радостная улыбка. Сегодняшний день, определенно, можно было назвать одним из самых насыщенных в ученической жизни юной Фиалки. Все чувства, которые только может испытывать живое существо, одно за другим, охватывали ее весь вечер, сменяя друг друга со скоростью света – злость, гордость, отчаяние, восторг, радость… Конечно, не все этим днем шло гладко, но разве существует в этом мире что-то идеальное? Определенно, нет, ведь мы должны учиться находить выход из трудных и неловких ситуаций, поэтому жизнь, иной раз, подкидывает нам свинью. Она учит нас поступать правильно, помогает нам набраться опыта и внимания, вынести какой-то урок из случившегося. К сожалению, не всегда мы умеем отмечать для себя из этого случившегося самое важное
Грозовая ученица немного отряхнулась от дождевой воды, помотав ушастой головой, и юркнула в палатку. Какой урок она вынесла для себя сегодня? Если идешь за сухим мхом для подстилки, лучше собирать его сразу, а то вдруг дождь…
>>Палатка оруженосцев>>

+1

27

► Змеиная Горка

С того момента как два оруженосца покинули Змеиную горку, оставшуюся где-то далеко позади, ветер с дождем усилился. Сначала дождик накрапывал, издавая тихие, привычные звуки капель по листве, потом не успел Камушек оглянуться, как этот мелодичный шум стал увеличиваться. Спинка оруженосца тот же час промокла, а не теплый ветер заставил ученика озябнуть.
Добежав до спасательного раскидистого дерева, Камушек отряхнулся. Это особо не помогло, дерево все равно пропускала прохладные капли, поэтому через какое-то время, ученик снова промокнет. Фиалка начала заниматься делом сразу, как только очутилась под деревом.
Камушек подыскал подходящее место под корнями дерева. Мох тут растет, обвиваясь вокруг толстых корней деревьев, что позволило ему сильно не намокнуть. Надо было спешить. По звукам, что слышал серый ученик, дождь продолжал усиливаться. Если так пойдет дальше, их попытка принести свежего и сухого мха не увенчается успехом. Даже сейчас он понимал, что мох придется сушить до самого утра.
Усердно работая лапой, так как его учила наставница – вытянув когти и подрезая под самый корень, ученик старался как можно точнее отыскать в этой темноте неплохие кусочки, скидывая их в кучу позади себя.
- Думаю, этого достаточно, - послышался голос Фиалки, и, котик остановился, поглядев на свою довольно внушительную кучку. Примяв ее лапой, мокрый мох легко поддался, что позволило без труда скатать его и подцепив зубами оруженосец поспешил за соплеменницей, что без труда в темноте отыскала вытоптанную тропинку.
На поляне было тихо, лишь только дождь нарушил тишину всего лагеря. Дозорный, по-видимому, их не заметил, где-то укрывшись от сильного дождя. Возле входа Фиалка задержалась, выжимая мох и поглядывая на серого.
Этого Камушек не заметил, потому что старался хорошенько отжать свою ношу. Бросив выжатый мох в палатку, он отряхнулся, а входя, тихонько сказал:
- Давай, его разложим до утра. Что бы подсох.

► Палатка оруженосцев

+1

28

<<Палатка оруженосцев<<
Кошечка чуть замедлила шаг, подходя к одиноко восседающей у входа в лагерь Ликорис. Из головы совершенно вылетело все, что ей поручили передать наставнице, и Фиалка, остановившись перед ней, просто беспомощно взглянула старшей кошке в глаза, ища в них успокоения и поддержки. Конечно, Ликорис еще не знала причину, по которой ее ученица была, мягко говоря, не в себе, но в горле застрял ком, и рыжегрудая лишь всхлипывала и задыхалась, нервно ловя ртом воздух. Сейчас она чувствовала, что не может спокойно говорить о том, что случилось. Это была ее соплеменница – кошка, которую она знала, с которой разговаривала и называла ее по имени. Живая кошка, с которой они, пускай, не особо хорошо ладили, но… она была ее товарищем, частью большого могучего Грозового племени, и в один миг ее не стало. В голове мелькали лишь воспоминания о ее словах, голосе, движениях. Малой вдруг захотелось еще раз вспомнить вчерашний вечер, все до мельчайших деталей. Рыжебока была не в духе, возможно, что-то расстроило ее еще намного раньше, и Ликорис с Фиалкой лишь подлили масла в огонь, начав злополучную перепалку с пестрой воительницей. Каждая из кошек считала, что она права, рыжегрудая так точно была уверена в этом. Поведение старшей воительницы настолько возмутило ее тогда, что она еле сдержалась, чтобы не высказать ей все, что она думала о ее глупых придирках и замечаниях. Но и нескольких невинных намеков со стороны малой стало достаточно, чтобы разозлить Рыжебоку еще больше. Считала ли она сейчас, что тогда поступила правильно? Несомненно, ведь Фиалка лишь пыталась поддержать наставницу и доказать своим участием, что пестрая ошибается. Но почему же сейчас внутри зарождается горечь и чувство вины? Почему на глазах уже выступают слезы отчаяния, и сердце горестно стонет в груди?
- Рыжелапка… Рыжебока – кошка чуть отвернулась от наставницы, стыдясь того, что она начинает реветь, не в силах сказать и пары слов. Когти машинально впились в землю, словно Фиалка теряла равновесие, а голос дрожал, будто осиновый лист на ветру. Она не может больше молчать. В ужасе зажмурив глаза, кошечка с усилием вдохнула в себя воздух и еле слышно, так, что только Ликорис могла услышать, прошептала:
- Рыжебока умерла! Это все было по-настоящему. Это была первая смерть ее товарища, ее соплеменника, которую она видела. Возможно, поэтому малышку охватила такая истерика, но сама она сейчас думала о другом. Рыжебока покончила с собой. Да, ученица ясно видела ее пеструю шубку, на которой не было не единой капли крови, не единой царапинки, видела ее выражение лица, ее неестественно извернувшееся от невыносимых судорог тело… все сходилось. Неужели, молодая воительница просто не перенесла вчерашнего наказания? Возможно, временное посвящение обратно в оруженосцы было для нее настолько позорным? Или у нее была куда более важная причина, и склока с соплеменницами стала последней каплей? Не могло же все это быть лишь совпадением?!
- Это я во всем виновата, да?! – неожиданно спросила то ли Ликорис, то ли себя Фиалка, и ее без того большие глаза округлились от страха. Она только что вслух сказала о той страшной догадке, которая все это время крутилась в ее голове. Не будь этого вчерашнего недоразумения, глашатая не наказала бы Рыжебоку.
- Все бы обошлось. Скорее всего, все было бы в порядке. Не точно, но возможно, все было бы нормально, если бы я вчера не влезла… - рыжегрудая запнулась и вновь повернулась к Ликорис. Зачем она рассказывает это все? Ведь уже ничего нельзя было изменить. Рыжебоку теперь не вернешь, и скорее всего, ее прямо сейчас принимают в ряды Звездного племени. Надо было думать раньше. Но кто мог знать, что пестрая воительница окажется настолько ранимой? Эта вечно активная упрямая кошка, всегда требовательная к себе и ко всем окружающим. Очень часто Фиалка вела себя довольно язвительно по отношению к своим знакомым и подкалывала своих приятелей просто так, без причины, но она даже не задумывалась о том, что может кого то по-настоящему обидеть, послужить причиной чье-то гибели...
В один миг все силы покинули ученицу. Она уже ничего не хотела, никуда не спешила. Все потеряло смысл, затерялось в утреннем тумане, оставив лишь следы на сырой земле – воспоминания, иголками впившиеся в сердце малой, мешая ей вздохнуть. Малая уже не искала поддержки или понимания, даже взгляд ее стал бессмысленным и тусклым, словно она смотрела не на Ликорис, а куда-то дальше, сквозь нее. Истерика закончилась так же неожиданно, как и началась.
-Пламенная Буря. Она будет ждать тебя у палатки оруженосцев. Фиалка, пошатываясь, села и потрясла головой – застывшие на щеках слезы упали на траву. Такого состояния кошка не испытывала ни один раз за всю свою короткую жизнь. Такой вины и горечи, пожирающих ее изнутри. Что она знала о смерти? Взрослые говорят, после смерти все достойные коты и кошки становятся воинами Звездного племени… Но а если ты причинял страдания и боль другим при жизни? Если ты так много раз ошибался, что и сосчитать нельзя, причем эти ошибки были губительными не только для тебя? Правильно, тебя ждет Сумрачный лес – место, где обитают страшные преступники и убийцы, самые кровожадные коты, которые предали Воинский закон и собственное племя. В детстве кошечка слышала об этом жутком месте, и сейчас ее воображению вдруг ясно представилась картинка с дремучей темной чащей, где никогда не бывает солнца и луны, где за каждым твоим шагом следит пара светящихся глаз. Что нужно совершить настолько ужасное, чтобы попасть туда? Достаточно ли будет того, что из-за тебя погибла твоя соплеменница? Все равно. Кошке было все равно. От ее бывалой уверенности не осталось и следа. Уверена она была только в одном – она причастна к этой ужасной трагедии, и никогда не простит себя за это.

Отредактировано Фиалка (2018-10-06 13:59:31)

+1

29

Палатка целителя>>
Время потеряло свою значимость для Пламенной Бури в это утро. Казалось, что лишь в отместку оно резко сменило утро на день, возвысив солнечный диск, который был почти не заметен из-за тумана. Утренний патруль так и не покинул пределов лагеря, что неимоверно злило глашатая. Необходимо было срочно отослать кого-нибудь на границы, но все запланированные участники были не в состоянии это сделать. Усугублялась ситуация тем, что на главной поляне не было ни одного взрослого кота, способного собрать котов и возглавить пограничное шествие.
Быстрыми шагами рыжая кошка приближалась к палатке оруженосцев, ведя за собой Хладострастную. Так хотелось хотя бы частично переложить данную проблему на предводителя и уйти в лес, забывшись в воинских обязанностях. Смерть Рыжебоки в её разуме постепенно приобрела смысл слова «проблема», не неся за собой печального эмоционального оттенка.  Серо, сухо, с примесью раздражения.
- Она там, - сухо сказала Пламенная Буря, указывая в темную дыру-вход в палатку оруженосцев. Сама глашатай появляться там не хотела, да и её присутствие могло лишь помешать целительнице выполнять свою работу, - Я останусь тут. Буду дожидаться Ликорис и предводителя, да не давать любопытным оруженосцам проникать в палатку, - с этими словами рыжая кошка легонько коснулась хвостом плеча травницы, желая  этим жестом вернуть хоть малую часть внутреннего спокойствия.
Камушек выскользнул из палатки предводителя и двинулся в сторону Пламенной Бури, но, к разочарованию последней, за ним не последовало фигуры предводителя. Внутрь просочилось новое беспокойство – она не видела предводителя больше суток. Глашатай не была проинформирована про то, что тот может так долго отсутствовать. Если бы тот ушёл в ночной патруль, то он бы уже вернулся. Что-то в этом было жуткое, неприятное, но рыжая кошка надеялась, что совсем необоснованное.
- Камушек! – крикнула воительница, обращая на себя внимание оруженосца, - Ты сегодня должен был отправиться в патруль со мной, - Пламенная Буря помедлила, обдумывая дальнейшие действия и вспоминая, кто из котов должен находиться в лагере, - Найди Лавандоцветную, позавтракайте и мы выдвигаемся – встречаемся у входа в лагерь, - протянула глашатай, надеясь, что не ошиблась с выбором патрульного. Ей было жутко стыдно, что она превратила собственного оруженосца в гонца, когда тот должен отрабатывать с ней боевые навыки где-нибудь в овраге.
- Но перед этим скажи мне, где предводитель? Ты его нашёл? – самое ужасное было в том, что воительница казалось, что ответ на вопрос ей был известен…

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC