Добро пожаловать!
Мы рады приветствовать Вас на ролевой "Коты Воители. Лес Новых Судеб". Мы — известный проект возрастом более шести лет. У нас не очень высокие требования и старый добрый локационный режим игры, и мы идеально подойдём как для новичков, так и для опытных ролевиков.
Стань одним из нас, твоя судьба в твоих лапах!

Коты-Воители: Лес Новых Судеб

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-Воители: Лес Новых Судеб » Флешбек » Просто доверься. Ликорис|Пламенная Буря


Просто доверься. Ликорис|Пламенная Буря

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Место действия: палата оруженосцев, лагерь Грозового племени, территория Грозового племени.
2. Время действия: середина сезона Зелёных Листьев, вечер. Световой день очень длинный, так что успеть можно очень много.
3. Участники: Пламенная Буря - Ликорис (Цветок)


Обиды - вечные спутники общения. Только вот общение это леденеет и становится невозможным, если не разбить глыбу недопониманий. Но стоит льду тронуться, и становить интересно - куда же приведёт течение этой реки? Цветок была готова сдаться, но всё-таки высказывает собственные мысли своей наставнице. До этого момента между кошками было только непонимание, но пора чему-то измениться.

0

2

Можно бесконечно размышлять о различиях характеров, возможностей и целей. Доказательством этому служит весь день Пламенной Бури. Вчера она просто отпустила Цветок, не сказав и слова по поводу её крика души. Вообще, странно звучит это «Не могу». Как часто оно отражает реальность? Бывает, конечно, что это чистая правда. Но ведь иногда это просто отговорка, оправдание. Скала, за которой скрываются из-за неуверенности. Воительница долго размышляла, анализировала поведение своей ученицы. Её «не могу» относилось как раз к тому типу, что якобы защищает от внешнего мира. Ошибка наставницы была в том, что она не пыталась искоренить паразита, имя которому «неуверенность», а ведь с этого стоило начинать.
«Проблемы чаще всего в голове…»
Мысль кошка сопроводила горькой усмешкой, переходящей в тихий истерический смех. Ооох, кому, если не ей, знать, что такое мысленные преграды? Правда, в случае юной Пламелапки, это была стена непомерной гордыни. Увы, ничего из этого не лечится простыми боевыми тренировками…
Это похоже на игру. Глупых ролей и облачений ожиданий. Все настолько разные, а потом, нет, стоп, мы же одинаковы! Коты, кошки – четыре лапы, хвост да ушки? Хотя… кому-то ушко оторвут, кому-то хвостик. И что? Мы начинаем сильно отличаться, нет, конечно же! Или… смотреть надо глубже? Ты любишь белок? А я терпеть не могу. Мы этим разные?
«Чем мы отличаемся?! И почему не можем друг друга понять?..»
Кошка возвела глаза к небесам. Золотой шар опускался куда-то за горизонт, наверное, хотел спрятаться от вопросов Пламенной Бури. Хах, сам не знал ответов. В последнем ярком взрыве солнце окрасило небеса в алые оттенки, а после раскидало, подобно кровавым лепесткам, свой багряный свет по земле. В таком освещении казалось, что шерсть воительницы пламенела, обращая кошку в лесной пожар. Можно сказать, что кошка и была тем всепожирающим лесным огнём, что бездумно несётся по деревьям, уничтожая всё сущее на своём пути.
Как-то Пламенной Буре сказали, что все разные… по праву рождения. То есть с самого начала никто не имеет права договориться между собой? Хотя… то должно подразумевать иное. Должны ли мы вообще быть схожи, чтобы договориться? В мире так много вещей, что может объединить. Хах, да и обратный эффект не редкость. Всё-таки об этом нельзя рассуждать в целом. Свихнёшься, а ответа всё равно не найдёшь.
Что же касается ситуации конкретной и, стоит заметить, весьма актуальной. Пламенная Буря сильно отличалась от своей ученицы. Всем. Грузная, мощная кошка, что не была ловка в своих движениях. Буря… чего уж там придумывать. И она… изящная, ловкая, совсем другая. Казалось бы, что это и должно стать препятствием. Но нет, это как раз наставница учла и пыталась всячески поддерживать именно природные способности оруженосца. Всё-таки проблема крылась глубже…
С начала жизненного пути Пламенная Буря ставила цели и добивалась их. Её не волновали тернии на пути, она видела только звёзды. Падала, вновь поднималась и шла. Но не для всех приемлем её путь. Не у всех есть подобные черты характера, не у всех есть желание. Если говорить совсем честно, то мало кто не мечтает быть лучшим. Возможно, есть те редкие коты, что хотя бы на мгновение не задумывались о своём превосходстве в чём-либо, но почему-то не очень верится. Если размышлять над этим ещё дольше, то каждый кот несёт в себе перечень всех возможных черт. Просто выражены те с разной силой. Пламенная Буря на собственной шкуре убедилась, что вещь это непостоянная, вполне изменяемая. Конечно, нельзя вырвать характер из кота подобно дереву, что ураган с корнями вырывает из земли. Пламенная Буря этого не хотела. Впервые она поставила относительно Цветок иную цель. Не научить, не сделать из неё воина, она захотела ей помочь. Помочь на правах старшего товарища, что проходил через подобные изменения. Потом… а потом можно учить.
Наставница аккуратно подошла к палатке оруженосцев, чтобы найти там свою подопечную. Кошечка была здесь, запах выдавал её сразу же.
- Цветок, я буду ждать тебя у входа в лагерь. Пообедай и иди ко мне, - тихо сказала воительница вглубь места обитания учеников, а потом быстро удалилась, занимая место у входа в лагерь.
«Надеюсь, что ты придёшь.»
Воительница допускала возможность, что раздосадованная ученица постарается избежать новых контактов со своим наставником. Что ж, это будет исключительно её выбор. Но… порой так важно сделать первый шаг и довериться. Именно этого сейчас ждала рыжая кошка. Ждала, что ей поверят и её выслушают. Поймут, что она не желает зла, что не надо видеть в ней врага и монстра.
А вообще она чётко ощущала страх. Страх, что задуманное не получится, что её слова не будут услышаны и поняты. Можно сказать, что она рисковала собственным душевным равновесием.
«Всё-таки мы похожи настолько, насколько отличаемся. Главным является то, что мы единое племя. Племя, в котором судьба связала нас таинством наставника и ученика. Это урок для нас обеих. Я думала, что слушать не хотела ты. На самом же деле, это было нашей общей ошибкой. Самое смешное, что мы оказались в этом похожи. Но я предпочла бы, чтобы нас связывала совсем иная черта. Прошу, мой дорогой ученик, просто доверья мне.»
Мысль пришла вчера, ночью. Как же долго Цветок смотрела на преграды, что её окружают и видела в основном их. Пламенная Буря не собиралась её менять, игнорировать те самые тернии, подобно ей самой. Нет, она просто хотела разок показать ей звёзды. Доказать самой юной ученице, что раны, ушибы и ноющие мышцы вознаграждаются. И не каким-то званием воина, окруженного ореолом превосходства. Нет, Пламенная Буря хотела показать, что высшая награда - вера в саму себя.

0

3

Терпеть — значит выносить, наверное, даже страдать; мириться с наличием, с существованием чего-либо поневоле; стойко переносить что-нибудь, например, боль и неудобство. В жизни нас окружают всевозможные бедствия и несчастья, и всё это требует стойкости и силы, без которых можно легко пропасть. Нет сомнений в том, что всё это оказывает сильное воздействие на личность, приводя её к состоянию, близкому к отчаянию. Способность проявлять терпение является силой, с которой никакая иная сила не сравнится. Через терпение лежит путь к достижению желаемого, и оно является эффективным оружием, позволяющим одолевать всевозможных тайных и явных врагов. Терпение есть способность сдерживать душу, иначе говоря, подчинять её требованиям своего разума. Сдерживать душу — значит, запрещать ей то, от чего требует отказаться разум.

Подобные слова часто говорил отец своей малышке, с детства воспитав в ней рациональность ума. Наверно, именно этим и расходились точки зрения отца и матери. Ведь мать кошечки всегда считала, что нужно слушать сердце и действовать, как оно скажет, а потом уже подключать мозг. Хотя в идеале было бы, если бы и то, и другое могло работать как-нибудь параллельно что ли.Так что все детство Цветок провела, разрываясь между двумя мнениями, так до конца и не определившись с одним из них. Но в чем ученица всегда была уверена, так это в своей терпеливости.

Вот только Пламенная Буря за этот относительно небольшой промежуток времени успела создать наряду с терпеливостью терпимость. То есть, грубо говоря, своим поведением запрещала Цветок отрицать свою точку зрения в тренировках и воспитании. Она была вынуждена слушаться каждого слова, оказывая все большее и большее давление на внутренний стержень, который уже долгое время издавал оглушительный хруст. Вот только прислушиваться к этому голосу оруженосец не могла, ибо он противоречил словам наставницы, что для Пламенной Бури было неприемлемо.

Казалось, будто бы со вчерашнего дня прошла целая вечность. Кошка сдержала тогда слезы, но сдержала свой острый язык. Ученица до сих пор не верила, что сказала это. Ведь она так долго сдерживалась, так долго мирилась со строгостью и требовательностью наставницы. А теперь все эти старания отправились прямиком псу под хвост! Уму непостижимо! Но больше всего Цветок не верила реакции наставницы. Неужели она так просто её отпустила? Так не бывает. По крайней мере, это точно не повадки Пламенной Бури. Уж она-то точно бы накричала или наругала, но не отпустила с тренировки, да ещё и посреди дня. До сих пор, лежа на своей подстилке, Цветок ощущала, будто бы был в этом какой-то подвох. Не может же наставница, так сожалеющая о зря потраченном времени на бесполезные тренировки, просто так упустить половину дня в никуда? Или может?..

— Цветок, я буду ждать тебя у входа в лагерь. Пообедай и иди ко мне, — тихий знакомый голос эхом прокатился по небольшой палатке. Ученица слегка улыбнулась. «И все-таки я знала, что Пламенная Буря не сможет долго терять свое драгоценное время». Обедать кошка точно идти не собиралась. В таком настроении насильно и куска не проглотишь, не то чтобы полноценно пообедать. Короче говоря, аппетита что-то не было. У ученицы на долю мгновения промелькнула мысль, что стоит остаться здесь и пропустить сегодняшнюю тренировку. В конце концов, Цветок уже представляла, как им будет некомфортно после её вчерашнего поведения. До этого ей самой было не так-то уж и здорово, а теперь дела совсем не к черту.

Поднявшись на лапы, кошка медленно побрела ко входу в лагерь. Шла так, будто бы она ещё в раздумьях: идти или нет. На половине пути Цветок даже думала, что, возможно, стоит повернуть назад. Но все-таки отбросила эту мысль подальше и продолжила топать в указанное место, где её уже ждала наставница.

— Я знала, что ты так просто не оставишь зря потраченное вчера время. Ну что? — кошка набрала воздуха, — видимо, сегодня тренируемся с удвоенной силой? — Цветок сама себя похвалила за то, что, будучи обиженной, держалась совсем неплохо и виду особо не подавала. Ученица присела напротив наставницы и уставилась на небо. Да, она никогда не перестанет им любоваться. Есть что-то загадочно чарующее в нем. Посмотреть в глаза Пламенной Буре было сейчас для кошки слишком сложным испытанием, поэтому она решила мастерски спрятать взгляд, уткнув его вверх, на небеса. Получилось, правда, не так мастерски, как это себе в уме представляла ученица.

Обида — смешанное чувство жалости к себе и зла на обидчика. Обиду не всегда легко простить, и это факт. Прощая обиду, ты открываешь свое сердце. А открыть свое сердце, тем более, Пламенной Буре Цветок была не готова, по крайней мере, сейчас. Всё-таки как бы ни старалась наставница сделать из своей ученицы бравую воительницу, заслужить  доверие подопечной ей так и не удалось. Точнее, удавалось, но каждый раз она вновь и вновь разрушала то, что сама еле-еле выстроила. Вчерашняя ситуация только поставила окончательный (или не совсем?) крест на доверии Цветок к Пламенной Буре. Что уж тут скажешь. Доверие — штука хрупкая и, разбив его, можно сильно пораниться его острыми осколками.

Отредактировано Ликорис (2018-07-28 00:06:25)

+1

4

Пламенная Буря терпеливо ожидала свою ученицу у входа в лагерь. На какой-то миг ей показалось, что то, что она собирается сделать, унизительно для самой воительницы. Но… а разве был выбор, разве можно было всё так оставить? Рыжая кошка заметила свою подопечную, что медленно плелась в сторону выхода. Что ж, хотя бы она вышла, уже прогресс. Пламенная Буря оглядела свою ученицу и уже собиралась встать, но та начала говорить:
-  Я знала, что ты так просто не оставишь зря потраченное вчера время. Видимо, сегодня тренируемся с удвоенной силой? – с каждым словом Цветок воительница чувствовала, как нарастает гнев. Как же её это раздражало. Нет, просто выводило!
Гори! Пылай! Сжигай! Именно так. Гнев, злость и ярость встрепенулись внутри кошки подобно языкам пламени. Воительница поймала себя на мысли, что хочет прижать ученицу к земле, вцепиться когтями в её тельце, причинить боль. Оооох, как же она хотела показать ей ДЕЙСТВИТЕЛЬНО суровую тренировку.
«Девочка, знала бы ты, что такое «сложно»!»
Но Пламенная Буря смогла вернуть контроль над собой. Она слишком долго училась владеть эмоциями, чтобы так легко сорваться на ученицу, которой собиралась помочь.
«Ты просто безмятежный и прохладный ручей, Пламенная Буря. Если ты собралась помочь, то держись, никто не говорил, что будет легко.»
Воительница пыталась сама себя успокоить. Её так учили. Воспитывали в ней умение обернуться ледяной глыбой, что спокойна и тверда. Ей нет дела до ярких эмоций: гнева, ярости, возмущения. Есть только рассудительность, рациональный расчёт. Пламенная Буря втянула когти и спокойно произнесла:
- Можно сказать, что ты угадала. Правда… сил понадобится раз в десять больше, если не в двадцать… - рыжая кошка тяжело вздохнула. Да… вопрос только в том, кому понадобятся эти силы.
«Звёздные Предки, если это в вашей власти… помогите.»
- Ладно, пошли, пока окончательно не стемнело, - воительница встала и двинулась в сторону выхода из лагеря, зазывая Цветок взмахом хвоста.
Она специально выбрала долгий маршрут, дабы собраться с мыслями. Подобные разговоры вообще сложно начинать, что уж говорить об умении их выдержать… Пламенная Буря примерно представляла, что её ожидает. Выслушать – одно дело, а вот контролировать свои эмоции в этот момент – совсем другое.
Кошка вдыхала запахи леса, с благодарностью принимая на себя их умиротворяющий эффект. К месту назначения она хотела успеть до того, как солнце скроется. Когда Пламенная Буря уловила запах реки, она немного ускорилась, пытаясь поскорее выбраться из-за деревьев.
Что не говори, но золотые на закате воды реки – умиротворяющее зрелище, если не считать, что на противоположенном берегу чужая территория. Пламенная Буря улеглась в месте, где трава ещё не переходила в песок, оставаясь нежной и шелковистой.
Была ли она готова к подобному разговору? Нет, вообще. Да никогда готова не будет! Всё-таки роль наставника оказалась глубже проведения силовых тренировок и лекций. Наставник обязан видеть те глубокие проблемы, что засели в голове у оруженосца. Пламенной Буре это не удалось. Из-за её ошибки пострадали двое. Ну, как ни крути, по праву старшинства и наставничества, разруливать эту ситуацию надо воительнице.
- Можешь начинать говорить. Что хочешь, как хочешь, - задумчивый взгляд Пламенной Бури был устремлён на реку. Цветок сейчас или замнётся, или начнёт поносить наставницу всеми правдами и неправдами. Ну, ничего не поделаешь, рыжей воительнице придётся поступить так, как поступали с ней. Правда, её изматывали физически, к этой же ученице необходим иной подход.
- Ругайся, ной, говори про то, какая ты несчастная, - Пламенная Буря попыталась изобразить максимальную издевку. Цветок было необходимо максимально иссушить, превратить в сухую траву, которая вспыхнет от малейшей искры. Сгорит, оставив после себя только пепел. А вот то, что вырастет из-под этого пепла… другой разговор.
- Может, начнёшь с того, как тебе не повезло с наставником? Ты же, бедненькая, мечтала, чтобы тебя носили не место тренировок? У тебя, несчастной, так болят коготки, - воительница пыталась вложить в свои слова максимальную наигранность, чтобы та сочилась из неё, будто кровь из растерзанного кролика. Ей надо было не просто вывести из себя ученицу, ей необходимо было выжать каждую каплю недовольства и гнева. Правда, с частью своих слов воительница соглашалась, считая их не просто частью актёрского этюда, а чистой правдой. Но не для того ли она здесь, чтобы это исправить?
- А может, ты расскажешь мне о том, как ты разочарована? Как тебе сложно поднять свою лапу? Можешь поведать мне, злому чудовищу, как ты надрываешься, как тебе тяжело тренироваться, - рыжая кошка изобразила гримасу боли, поднимая собственную лапу.
- Ненавидишь? Ты, бесхребетный кусок мха, даже слова сказать не сможешь. Думала, что пропищала пару слов недовольства и всё, герой? Да можешь катиться со своим верещанием к домашним кискам, вот где твоё место! – тут, конечно, уже была чистая ложь. Злая, едкая. То, на что делала ставку Пламенная Буря. Цветок была грозовой кошкой - наставница это знала. Осталось только кошку эту вытащить, вырвать из окружавших её страхов, недовольства и жалости к себе. Нельзя, чтобы та спряталась. Тот момент, когда надавить нужно было максимально, стоит хоть одному слову спрятать в глубине души, и всё станет напрасным.
- Может, хочешь на меня напасть? Нападай, да вот только мышь даст отпор лучше! – кошка злобно ощетинилась и встала, принимая боевую позицию. Она злобно зашипела и начала наступать на Цветок.
- Ну, что, котёночек? Кричи, ругайся, терять тебе нечего, - воительница попыталась нагнать страх. Пыталась дать Цветок взорваться, очиститься… Конечно, был риск, что это добьёт ученицу и та сломается. Но Пламенная Буря верила в то, что в ученице существует стержень, что она когда-то разглядела.

Отредактировано Пламенная Буря (2018-07-30 15:59:01)

+1

5

Горит душа, а нервы на пределе,
И ярость душит, не дает вздохнуть.
Волною судорожной сводит тело,
Месть застит разум, не дает уснуть.

«Кто ж сомневался» Горько усмехнулась кошка, выслушивая очередные планы на день. Тяжелые и не претерпевшие изменения планы. Посмотрев на небо, Цветок уже в который раз позавидовала их беззаботности. «Летят они себе и летят.. и не знают, что такое планы». Кошка вздохнула в ожидании осуществления тех самых планов. Закатное солнце все ниже клонилось к горизонту, успевая сквозь кроны деревьев скользнуть своим лучиком по морде и угодить прямиком в глаз, заставив оруженосца проморгаться. На какое-то момент все вокруг поплыло, лишив кошку полноценного зрения на несколько минут.

Что-то было не так. Всем своим нутром и всеми своими чувствами, вплоть до шестого, ученица ощущала тяжелую атмосферу, нависшую над двумя кошками, идущими по лесу. Как будто бы чистое и ясное небо вмиг спряталась за завесой туч и облаков. Только сейчас чувствовалось что-то другое. Ненависть? Нет. Тревога? Не совсем. Волнение? Бинго! Но кто испытывал такое огромное волнение, что его почуял бы даже несмышленый котенок? Кошка оглянулась вокруг — никого. Но она сама ни капли и не волновалась. Цветок была уверена, что знает, что сегодня вряд ли что-то изменится, разве что темп и нагрузки увеличатся. Но это не настолько устрашающий фактор, чтобы так волноваться. Оценивающе глянув на идущую впереди неё фигуру, ученица состроила скептическое выражение морды. «Да чтобы Пламенная Буря волновалась перед тренировкой? Ха! Скорее, ежи полетят!» Мысли заставили улыбку проскользнуть на морду Цветок. Но следующие слова наставницы тут же её прогнали, оставив за собой, скорее, озадаченную, недоумевающую и какую-то глуповато неверящую полуухмылку.

— Дежавю какое-то... — Наконец, после минутной паузы изрекла Цветок, вспоминая первую боевую тренировку с наставницей. Образы замелькали в голове ученицы, сменяясь один за другим, будто бы время, прошедшее с той самой минуты, отматывалось назад. Кошечка ощущала себя так, будто бы была призраком, смотря на произошедшее пару лун назад со стороны. И вот Цветок снова сидит в том овраге перед Пламенной Бурей. Рот наставницы закрыт, но слова, сильно врезавшиеся в память, зазвучали сами по себе в голове ученицы, отдаваясь загадочным эхом. «.. Нападай.. как хочешь, как чувствуешь ..» Шумно выдохнув, оруженосец огляделась. Воспоминание растаяло так же быстро и внезапно, как и появилось. Не успела ученица прийти в себя, как суровые слова наставницы окончательно вернули её в реальность.

— Ч-что?.. — Только успела промямлить Цветок, прежде чем новая порция провокации полилась на неё, как настоящий ливень, такой непрошеный и нежеланный. Голос Пламенной Бури заставил ученицу невольно отступить на несколько шагов назад. Кошечка была шокирована самой интонацией. Смысл первой же фразы до неё не дошел сразу — настолько внезапными оказались эти слова. Надежда на тренировку, как и сдержанность оруженосца растворялась с каждым новом словом наставницы, которая просто так отступать не желала.

— Но я н-не.. — Голос, прерывающийся заиканием, предательски дрожал, выдавая волнение Цветок.  Знаете, до этого момента ученица могла поклясться, что попадание солнечного луча в глаз безвредно, но теперь Цветок была не уверена. Может быть, это всего лишь галлюцинация, вызванная нарушением зрительного аппарата? Может быть, сейчас она одна в лесу и просто бредит, а голос наставницы у неё звучит в голове? «Как правдоподобно, Цветок! Тебе не спрятаться в своих мыслях!» Судорога прошлась по всему телу, возвращая кошечку к суровым реалиям этого мира. Поведение наставницы все больше и больше пугало ученицу и нагнетало не только внешнюю обстановку, но и бушующую стихию внутри самой Цветок.

Пламенная Буря начала подступать, уже перейдя на откровенные оскорбления своей подопечной. Цветок попятилась, не позволяя расстоянию между ними сократиться. Пятилась со страхом в глазах и прижатыми к голове ушами. Глаза кошечки уже как несколько минут были на мокром месте, но все ещё не давали слабину, не позволяя горячим слезам опалить щеки. Вот только кошечка внутри уже тысячу раз дала слабину, едва не разламываясь на части. Её пронзило ощущение, как внутри сердце плачет, обжигая влагой свежие рубцы.

Пятясь, кошечка споткнулась о корень дерева и неуклюже приземлилась на спину. Она быстро вскочила, но увидела, как наставница остановилась, смерив своим взглядом, уселась. Это выглядело так, будто бы Пламенная Буря сбросила подопечную со счетов, будто бы окончательно убедилась в том, что она слабая и безнадежная; в том, что она сама бессильна; в том, что воспитаннице никогда не стать настоящей воительницей, как она сама. От мыслей, готовых разорвать Цветок в клочки здесь и сейчас, ученица со всей силы зажмурила глаза и впилась когтями в землю. «Я-я.. Я не слабая!» Хотелось закричать ей, но оруженосец лишь сильнее сомкнула веки. «Кого ты пытаешься обмануть, Цветок?» Казалось, будто бы в голове сейчас произойдет противостояние. « ..вбила в свою мышиную голову.. бесхребетный кусок мха.. слова сказать не можешь.. катиться.. к домашним кискам, вот где твоё место..  мышь даст отпор лучше.. » Слова эхом звенели в ушах, повторяясь вновь и вновь, вновь и вновь.

Цветок глубоко вдохнула. Ещё раз. Снова. Шерсть на загривке, как по команде, вздыбилась, похожая сейчас разве что на колючки ежа. Вдохи-выдохи заменились тяжелым пыхтением. Цветок до боли стиснула зубы. Распахнув глаза, оруженосец почувствовала, как по щеке скатилась капля, прочертив соленый след. Несмотря на одинокую, скатившуюся на травинку слезу нельзя было сказать, что кошечка расплакалась. Скорее, эта слеза вырвалась сама по себе из-за всех тех мыслей, что её преследовали. Взгляд ярких зелёных глаз, наверно, сейчас мог бы даже убить, если бы разъярённые глаза обладали такой способностью. Открыв пасть, Цветок издала такой рык, какого не издавала ещё никогда. Он не был похож на совсем взрослый, в нём проскальзывали нотки ещё детского голоса, но то, что он был вызван непередаваемой яростью и гневом, сомнений не было. Сорвавшись с места, Цветок помчалась на наставницу, сопровождаемая рыком и криком:

— Я не слабая! — Рывок. Подсечка, усиленная выбросом адреналина. Вмиг кошечка оказалась сверху наставницы, прижимая её передними лапами к земле спиной. Смех, раздавшийся в ответ от Пламенной Бури, вызвал недоумение со стороны ученицы и новый всплеск ярости.

— Тебе смешно, да? Смешно? — Ученица занесла лапу с выпущенными когтями над мордой наставницы. Цветок злобно рыкнула, смотря прямо в глаза Пламенной Буре. Свою лапу с когтями ученица так и не обрушила, словно забыв о нависшим над мордой наставницы оружием. Быть может, это стало её роковой ошибкой.

Отредактировано Ликорис (2018-07-30 20:22:14)

+1

6

Пламенной Буре было очень тяжело подавить рефлексы, дабы оттолкнуть свою ученицу. Но это…. было даже лучше, чем она ожидала. А ведь воительница считала, что она отвратительно блефует. Возможно, стоило повнимательней изучить эту сторону своей натуры. Она приготовилась выдержать удар.
«Звёздные Предки! Как же давно я такого не испытывала!»
Воительница оказалась на земле, почувствовав болезненный удар по спине. Она ощущала лапы Цветок на своей груди. Ей стадо до ужаса… смешно. Очень легко, воздушно, от этого очень и очень смешно.  Она не могла удержаться и расхохоталась прямо в лицо ученицы.
- Тебе смешно, да? Смешно? – яростно прокричала подопечная, занося лапу.
«Пожалуй, пора отдать Цветок последнюю часть панацеи!»
- Ещё бы!!! – с диким восторгом проорала Пламенная Буря и небрежным движением лапы скинула оруженосца. Конечно, она ожидала более длинную тираду, но и этих слов было достаточно.  Получилось!
- Ох, котёнок… - воительница произнесла эти слова иначе. «Котёнок» сейчас являлось не оскорблением, а ласковым и даже нежным обращением. Рыжая кошка продолжала смеяться.
- Ну, теперь-то должно стать легче, а? – с тяжелым кряхтением Пламенная Буря встала и подошла к ученице.
- Думаешь, я позволю тебе так легко набрасываться на наставника! – воительница прокричала это так, как кричат котята, когда играют в детской. Она подбежала и повали Цветок одной лапой, прижимая её к земле. Ученица оказалась в положении, в котором несколько мгновений назад была наставница, - Даже не думай дуться, просто наслаждайся! – с этими словами Пламенная Буря просто рухнула рядом, издав громкий шлепок. Она перевернулась на спину и посмотрела на небо.
Это был один из её любимых моментов. Небо ещё не было тёмным, подобно сводам пещер. Нет, оно было окрашено сотней ярких цветов. Розовых, желтоватых, красных, где-то даже пробивались голубые куски. Но магия была не в этом, далеко не в этом. Уже были заметны звёзды. Они не были такими яркими, как глубокой ночью, нет… Они казались ближе, реальнее. Не ассоциировались с вездесущим Звездным Племенем, каким бы великим и прославленным оно не было… иногда хочется побыть, наверное, самостоятельным, свободным. Этим Пламенная Буря и любила такое  небо. За необычную красоту в обычных вещах…
Она вздохнула, надеясь, что Цветок уже пришла в себя и за две долгие луны, наконец, готова слушать, а что самое главное – говорить.
- Примерно тогда, когда мне было столько же, сколько тебе сейчас, я столкнулась с большой трудностью… Можешь не фыркать, ибо рассказ этот не касается физической подготовки, - Пламенная Буря вздохнула и закрыла глаза – она пыталась вспомнить. Наверное, эта проблема была так остра, что мысли о ней живут с кошкой постоянно…
Где-то начало сезона Голых Деревьев, её наставник, что пытался достучаться до юной Пламелапки. Это было так ярко, что не вспомнить подробностей. Почему-то первым делом  на ум приходит снег… белый… как мать. Она помнила гнев, ярость… помнила боль. Не помнила ситуаций, не помнила котов, даже слов. Но почему-то заполнился тот холод снега, что растворялся, касаясь воспалённых ран. Запомнилось облегчение… Как сейчас, Пламенная Буря помнила, как растворяется горький и болезненный комок в горле, как легко становится жить и дышать.
- Я говорила без остановки. По делу, не по делу, - воительница усмехнулась и откинула голову. Глаза были закрыты, но разум продолжал рисовать картины прошлого.
- Тебе я этого не желаю… Это… в каком-то плане похоже на творю проблему. Я этим что-то заменяла, чего не хватало, в чём я нуждалась, знаешь, это лишает умения слушать… Ты можешь обижаться на то, что я тебе недавно сказала, но… попробуй услышать. Если бы… если бы я так считала, то слова эти были бы сказаны предводителю, а не тебе, - воин открыла глаза и посмотрела на реку. Её перевёрнутый вид не мешал проникнуться неторопливым ходом.
- С первой боевой тренировки я не могла понять, что тебе мешает. Хотела вести диалог, но из-за каких-то глупостей он никогда не выходил, - Пламенная Буря долго думала перед этим разговором, пытаясь понять суть проблемы. Ответ был таким поверхностным, таким знакомым..
- Мне понадобилось две луны, чтобы понять, что в этом мы похожи. Ты нашла во мне врага, считая, что я прошу от тебя непомерного. Думая, что я ужасный тиран, который мечтает кинуть тебя стае собак и посмотреть, как ты с ними расправишься, - воительница усмехнулась. Она могла смело утверждать, что сама Пламенная Буря быстро бы попыталась вскочить на первое попавшееся дерево.
- Если ты посмотришь на задания, что я тебе давала под другим углом… Например, считая, что они не от меня, то восприятие твоё, скорее всего, изменилось бы. Я всё думала, что тебе мешало на первой боевой тренировке. Почему ты продолжала использовать два известных тебе приёма? Неужели страх передо мной так силён, что ты побоялась экспериментировать? Спроси себя, не является ли моя персона лишь оправданием перед внутренними страхами?
Пламенная Буря замолчала, давая ученице немного подумать. Сошла усталость, что терзала её со вчерашнего дня. Она училась, училась передавать свой опыт. Она пыталась стать наставником не по Воинскому Закону, а наставником чисто… по духу.
- Когда у меня ничего не получалось, я винила кого угодно. Все были неправильные. А виной была лишь моя непомерная гордыня. То есть проблема была всегда внутри. Мне казалось, что я стараюсь, выбиваюсь из сил, но ничего не выходило. А я просто не могла хотя бы раз послушать наставника…
Воительница не врала. Таково её прошлое, от которого невозможно скрыться. Да и не хотелось. Ведь нас формирует не только характер, сколько события, произошедшие с нами, работа над собой. Так тяжело вспоминать свои промахи, ещё тяжелее ими делиться.
- Я обещала, что это будет тренировка. И… не соврала. Сегодня мы позанимаемся и физическими упражнениями, но… перед этим ты должна обдумать одну вещь,  - Пламенная Буря встала и прошла на песок.
- Ты будешь нападать. Как можешь - меня совершенно не интересуют твои умения, навыки. То есть обманные манёвры сейчас будут излишними. Просто нападай: с разбега, стоя вплотную. С когтями, без. Как хочешь, как чувствуешь, и как тебе будет удобнее, - наставница точь-в-точь повторила то, что уже когда-то говорила. Но теперь, теперь у неё другая ученица, она в это верила.
- Знакомо? Но кое-что поменяется. Слово «хватит» ты должна сказать сама, когда поймёшь, что выполнила задание. Когда надо прекращать - это то, что тебе надо обдумать. Если ошибёшься, то я обещаю, что попрошу предводителя доверить тебя другому наставнику, с которым тебе будет комфортнее. Начали! – воительница приготовилась получать удары. Единственное, на что она рассчитывала,  что ей не придётся выполнять последнее условие…

+1

7

А я пытаюсь на ноги вновь встать,
Пройдя с тобой душевные изломы.
И заново опять учусь дышать,
Как пациент, очнувшийся от комы.

Как только наставница легко.. «слишком легко, должна я признать.» .. скинула ученицу с себя, ярость как-то стала постепенно отходить на второй план. Пелена, стоявшая перед глазами, постепенно рассеялась. А вместе с ней пришло осознание, что она натворила. Кратко глянув на Пламенную Бурю, ученица подивилась. «Да, вроде, не злится.. Заливается смехом ещё.. Стоп. Что?!»

Недоумение.. Такое странное и.. приятное что ли? Вот именно сейчас поведение наставницы перешагнуло порог здравомыслия и здравого понимания мира. Если предыдущие её обидные слова были, конечно, внезапными на тот момент, но вполне ожидаемыми для её, как казалось ученице, характера. Все это нужно было как-то переварить. Странно, что это все происходит, да и вообще такая резкая смена настроения — очень странная вещь. Кошечка уже заподозрила свою наставницу в том, что последние дни выдались для неё особенно тревожными, поэтому Пламенная Буря и была такой.. не такой, как обычно, скажем так. Точнее, не такой, какой обычно казалась Цветок. Может быть, она и вправду что-то себе надумала?

Ещё больше поразили слова, вроде бы, обидные-то в теории. Но на деле они были сказаны так ласково и нежно, что у ученицы что-то внутри затрепетало, а по спине пробежала стая мурашек. И действительно — услышать такое от прежде суровой наставницы было неожиданно. Очень неожиданно. Это сродни тому, как, если бы серьезный предводитель подошел к воителю и сказал что-то подобное с той же интонацией. Хотя, даже не важно, что бы конкретно он сказал. Даже если бы из его уст прозвучали слова: «Поднимай свою ленивую филейную часть и тащи на охоту», но при этом звучали так же ласково и нежно, это выглядело бы не как приказ, а как.. комплимент? Странный однако комплимент — ну что ж, подстать интонации голоса в такой ситуации.

Опрокинутая на спину ученица недовольно фыркнула и забарахтала лапками в воздухе, пытаясь освободиться. Сейчас она почувствовала, будто бы вернулась в свое детство, когда мать часто опрокидывала малышку животом вверх и нещадно щекотала. Обидное положение однако, особенно для той, кто совсем недавно повалила взрослую воительницу на спину. Хотя, кто знает. Может, эта воительница поддавалась. Все-таки Пламенная Буря — крупная кошка, и так просто повалить её не получилось бы даже при всем желании. «Вот плутовка». Состроила недовольную мину ученица и состроила мстительный взгляд.

После слов наставницы о времени, данном на расслаблении, кошечка умерила свой настырный пыл и немного успокоилась. Хотя трудно расслабляться с той, кого минуту назад была готова укокошить собственными лапами. Когда наставница легла рядом, Цветок почувствовала обволакивающее её тепло, которое уже стало приятно разливаться где-то внутри. Оруженосец с удовольствием привалилась к боку наставница и зарылась мордой в её густую шерсть. Здорово, когда под боком есть живое существо, напоминающее, что она не одна этим вечером. Хоть и было тепло и уютно, но ветру все же удавалось немного разрушить эту атмосферу, немного холодя кожу под мехом. Цветок глубоко вдохнула вечерного воздуха, уже немного подостывшего после дневного зноя, и перевела взгляд на морду наставницы, смотря на неё сквозь её же шерсть. Это так забавно. Почему она раньше так не делала?

После слов Пламенной Бури о том, что на её долю выпала не самая счастливая карта, Цветок уже собиралась фыркнуть в ответ, но после продолжения фразы приложила лапу к тому, чтобы остановить себя. В прямом смысле приложила — ей пришлось прикрыть морду лапой, чтобы в случае неудачи с выдержкой в ход пустился импровизированный глушитель звуков. На самом деле было интересно представить наставницу молодой, даже маленькой. «Интересно, какой она была?» На этот вопрос ответила сама Пламенная Буря своей следующей фразой. Трудно было, даже напрягая всю свою фантазию (коей было немало), вообще вообразить, чтобы до этого момента немногословная серьезная наставница была той ещё болтушкой. Забавно.. Будь они сверстницами, наверняка, непременно бы сдружились. Одна — сама в себя интроверт и любящая послушать чужие истории, и вторая — обладательница языка без костей, говорящая, о чем попало. Если, конечно, Цветок правильно поняла формулировку Пламенной Бури.

Ученица не хотела прерывать глубокую речь наставницы, поэтому лишь про себя добавила: «Я готова тебя услышать». Цветок внимательно вслушивалась в слова Пламенной Бури и смотрела, как меняется выражение морды наставницы. Неужели, когда она вспоминала, у неё тоже было такое выражение? Честно сказать, когда Пламенная Буря делала такую мечтательно-романтичную мордашку, выглядела она куда милее, чем обычно. «Так все. Внимательно слушать. Сосредоточься». Да уж, какие-то глупости им явно мешали. То одна на контакт не идет, то вторая, то обе сразу (что чаще всего)

Спустя мгновение Цветок уже задрала мордочку к небу, наблюдая за приветливо подмигивающими звездочками. Вот несколько подружек спрятались за облачко. А вон та, другая, кажется, даже засияла раньше — до того она была рада, что её заметили. Представьте, какого им, звёздам? Что чувствуют, когда на них не обращают внимания. Большинство звёзд одиноко, у них нет пары. А если и есть, то одна из них, рано или поздно убьёт другую, даже если она этого не хочет. От одной мысли что им одиноко, становится как-то грустно. Цветок вглядывалась в звёздное небо, стараясь различить лица звёздочек, но, как ни старалась, не смогла увидеть их эмоций. Неужели они настолько равнодушны? Или они просто скрывают свои чувства под маской равнодушия? Ох уж эти звёзды! Цветок поджала лапки под грудь и сделала глубокий вдох. Сколько же в этом мире было много неизвестного для неё! Эта ночь станет точкой отсчёта новой страницы в книге её новой жизни, полной завораживающих впечатлений, эмоций и, конечно же, персон.

— Как? — Сам вырвался вопрос из уст кошечки, — как ты так угадала с моими чувствами? — Который раз кошечка подивилась такому опыту и некой мудрости воительницы не по годам. Хотя тут не надо обладать глазом-алмазом, чтобы по морде Цветок прочитать все её эмоции в одну секунду — достаточно быть просто зрячим. Хотя нюх в этом деле тоже помог бы. Как никак, эмоции, они сливаются с запахом кота в какую-то необъяснимую, но понятную одному носу, смесь. Да уж, сокрытие эмоций — то, над чем давно пыталась работать кошечка, но результат пока не особо продуктивен. Но сейчас кошечка старалась об этом не думать, а просто наслаждаться этими моментами. Кто знает, когда они закончатся. «Кстати говоря о собаках..»

— Честно говоря, ещё пару десятков минут назад, я бы не удивилась, если бы темой сегодняшнего задания стала бы выживаемость рядом с собаками. — Усмехнулась ученица, немного пристыдившись своих слов, особенно после всех этих слов и моментов, что так сблизили наставницу и ученицу. Но почему-то сейчас Цветок не боялась неодобрительного взгляда или укора в её сторону, именно сейчас кошечка потихоньку прочувствовала, какой может быть Пламенная Буря.. Даже не так. Прочувствовала, не просто какой она может быть, а какая она есть на самом деле.

Пламенная Буря вспомнила вдруг о тренировке. Кошечка с сожалением подумала, что не прочь провести вот так вот, практически в обнимку всю ближайшую ночь. Но наставница в какой-то мере была права. Все-таки тренировка была необходима. Наверно, она войдет, как первая в историю тех, что Цветок не ненавидела. По крайней мере, ученица на это очень-очень надеялась. И все-таки тепла под боком сейчас не хватало, и оруженосец почувствовала, что уже скучает по нему.

— Помнишь, я говорила, что у меня дежавю? — намекая на начало их неприятной беседы, если её можно так назвать. — Так вот, беру свои слова назад. Вот теперь у меня настоящее дежавю. — Кошечка улыбнулась несмотря на то, что воспоминания прошлого напоминали о себе не самым безболезненным образом. Цветок могла поклясться, что даже на один миг ощутила неприятное покалывание в передних лапах.

Кошка вновь стояло напротив наставницы. Атмосфера вокруг сменилась с расслабленной на напряженную и даже немного угнетающую — а все из-за последней фразы наставницы. С прошлого раза практически ничего не изменилось. За исключением одной, но не маловажной детали — на кону стояло продолжение отношений с Пламенной Бурей в качестве наставницы. Скажите Цветок пару лун назад, что, провалив тренировку, она бы избавилась от серьезной мадамы, то она бы сделала все, что в её силах, чтобы занятие не увенчалось успехом. Но сейчас.. Что-то произошло между ними за этот короткий срок, и меньше всего сейчас ученица хотела попрощаться с наставницей и привыкать к новому мучителю.

Теперь стоило действительно продумать, что же кошка должна делать. Наставница сказала, что не нужны никакие хитрости, но ведь это именно то, на что могла бы рассчитывать Цветок во время настоящего боя. Так зачем же упускать такую замечательную возможность продемонстрировать свои сильные стороны, а не слабые. В голове кошечки что-то щелкнуло, и Цветок вдруг вспомнила, какому секретному трюку в детстве её научила мать. «Это должно сработать». (Особенно, если учитывать, что, вроде как, наставница сопротивляться не должна). Оруженосец хитро прищурилась, но лишь на мгновение, дабы не дать наставнице почвы для подозрений о чем-то необычном и ухищренном.

Собираясь с мыслями, Цветок не заметила, как намотала небольшой круг, даже совсем маленький круг на песке. Остановившись, она внимательно ещё раз оценила обстановку и.. чихнула. Да, чихнула. В такой ответственный момент. И как бы мило это ни показалось, уже в следующую минуту сорвалась с места и понеслась прямо на Пламенную Бурю, целясь прямо в лоб. Но в последний момент на скорости ученица проскользила между передними лапами наставницы уже на спине, прочесывая ей живот когтями. Цветок постаралась вонзиться легонько, но в движении, конечно, контролировать это было сложно. Рассчитывая на внезапность своей уловки и неповоротливость наставницы, в следующую минуту ученица оказалась у неё на спине, не очень крепко вцепившись когтями (не хватало ей ещё оставить наставницу в палатке целителя). Слегка укусив Пламенную Бурю за плечо (по сути, это должно было стать каким-то аналогом смертельного укуса в шею, но ученица побоялась, что сделает что-то не так и от греха подальше принялась за плечо), кошка оттолкнулась задними лапами от спины наставницы и приземлилась перед ней, не очень быстро (сказывалась все-таки усталость) повернулась мордой к своему противнику.

— Хватит? — Прозвучал, скорее вопрос, нежели утверждение из уст воительницы. Но та, кашлянув, попыталась поправиться и повторила уже более уверенным голосом, — хватит.

Отредактировано Ликорис (2018-07-31 00:54:53)

+1

8

Надежда, вера и любовь. Часто эти три составляющие являлись основами детских сказок старейшин. Слишком часто, чтобы их сила казалась правдоподобной. Пламенная Буря всегда с недоверием относилась к таким вещам. Ей больше нравились сражения, героизм, некоторый пафос… Но почему-то жизнь была близка именно к этим трём чувствам.
Любовь? Для Пламенной Бури она имела самую неопределённую форму  из всего этого. Она любила и любит мать, была сильно к ней привязана. Всегда любила своё племя, отдавала всю себя. Наверное, верила в подобное чувство между двумя, хоть и была чужда амурным делам. Сейчас ей надо было полюбить ту малышку, что отчаянно пыталась себя продемонстрировать. Она опять ошибалась, опять не понимала. Становилось больно до дикого рёва. Да, это был верный знак, что она к ней привязалась, полюбила. Чувство это прочно завязалось в её разуме с заботой. Терпением… Не сказать, что она испытывала дикую боль, когда ученица провела когтями по животу, нет, ей это было привычно. Неприятно было из-за сомнений. Ведь взаимности ищешь не только от друга или подруги сердца, это было бы слишком узко и... легко.
Надежда? Определённо жестокая вещь. Говорят, что она умирает последней. Единственный оплот перед… ничем?  Это слишком жестоко. Она больше напоминала самообман, иллюзию. Но… что-то заставляло надеяться вновь и вновь. Надеяться на то, что сегодняшний вечер изменить отношения с ученицей. Казалось, что данная ситуация должна бы её похоронить, сбросить с Большого платана. Но… нет. Слишком долго Пламенная Буря размышляла над данной ситуацией, слишком много вариантов продумала, чтобы ограничиться лишь одним способом. Конечно, она готова была и отступить. Отступить с надеждой, что у другого наставника Цветок будет лучше.
Вера? Вот это было ближе всего для рыжей воительницы. Она верила в каждого. Не слепо и не глупо, казалось, что с детства ей дан дар видеть стремления. Ту часть души, что неразрывно связана с желаниями и мечтами. Конечно, она в жизни не поверит, что отпетый негодяй резко станет великим посланником морали. Нет, она готова была помогать тем, кто потерялся в собственных слабостях. Самое главное, что верила она в себя. Верила, что при должном упорстве сможет достичь того, чего хочет. Сейчас же этот навык был направлен на юную подопечную…
«Хватит? Знать бы самой…»
Пламенная Буря внимательно осмотрела ученицу. Она не хотела обманывать, это не её цель. Не хотела сладкой лжи, не хотела притворяться удовлетворённой. Да не поймать ей больше ни одной мышки, она просто хотела научить. Навыкам боевым, охотничьим. Но не только…
- Ты уверена? – наставница оторвала взгляд от ученицы и посмотрела куда-то вдаль. Разве было в полумраке что-то настолько интересное, что так могло завлечь воительницу? Не-а… Там были лишь тёмные силуэты деревьев, что кривились в тусклом лунном свете.
- Давай… я немного расширю твою задачу, - Пламенная Буря присела и замолчала, пытаясь собраться с мыслями. Те всегда были хитрыми пронырами, что стайкой копошились, пока их не побеспокоишь. Стоит же обратить внимание, как они разбегаются подобно стае мышей, не давая себя поймать.
- Сегодня мы уже точно не будем заниматься боевыми навыками, но… ум и душу немного разомнём, - кошка замялась, подбирая нужные слова. Она боялась потревожить ту шаткую уверенность ученицы, что только дала свои ростки. Но… она не должна быть шаткой. Это должен быть ствол веры, что не пошатнёт ни один ураган.
- Знаешь, это прозвучит странно, но я категорически не желаю видеть твои навыки, сильные стороны. Меня ну вообще не интересует, что ты умеешь, - не совсем правда, но в данном разговоре такая формулировка мыслей была уместна, - Я хочу знать, что ты не умеешь, только так мы сможем работать. Я не оценщик, я лишь помощник. Твои навыки оценит жизнь и… я хочу сделать так, чтобы оценки эти были наивысшими. Хочу никогда не услышать, что ты получила серьёзное ранение, травму.
Перед следующими словами Пламенная Буря помедлила. Она боялась, что это отпугнёт Цветок, но натура требовала быть откровенной:
- Перед постановкой новой задачи… я хочу предупредить. Я буду издеваться, буду мучить тебя. Не раз ты будешь валиться от усталости и… я буду так делать, пока уверенна, что это может спасти тебе жизнь, - последние слова воительница произнесла тихо, будто вытащив из глубины себя. Всё-таки… любовь. Это была она.
- Теперь мы можем вернуться к постановке задачи. Ты… должна будешь определить, когда сказать «хватит», - конечно, Пламенная Буря могла выражаться более прямо, понятно. Но… она верила, что именно там она сможет добиться не импульсивного решения, а обдуманного поступка, что решит судьбу обеих кошек.
- Ответ я буду ждать со следующего утра. Но… ждать я могу сколько угодно. До этого я хочу услышать любые слова. Не бойся спрашивать, не бойся рассказывать. Главное… не бойся ошибаться. Мне, как наставнику, нет дела до твоих успехов. Дело до них мне будет только тогда, когда я стану твоим соседом по палатке, не раньше.
Конечно, каждый наставник гордится успехами своего ученика. Но волновать его должны неудачи подопечного, ведь стоит их заметить, как учитель обязан думать над решением проблемы, а не прозябать в праздности достижений.
- Не пытайся видеть во мне врага. Ни на тренировках, ни в общем плане. Когда я стою перед тобой на песке и прошу бить… это не бой. И ты не должна меня побеждать. Например, сейчас, как и тогда, я просто хотела посмотреть силу твоих ударов, дабы вместе с тобой разрабатывать приёмы, что будут удобны именно тебе. А вот оценку нашей работе дадут уже твои враги. С этого дня не пытайся ничего мне доказывать, я вижу без этого, я верю в тебя. Хотя... в тренировочных боях с другими оруженосцами...  Некоторым ушлым представителям ты обязана показывать всю себя... - пыталась пошутить воительница.
Пламенная Буря ласково потрепала лапой голову ученицы и встала.
- А теперь пошли домой. Я не знаю, когда ты решишь это сказать… Но, знай, когда бы ты это не сказала, ошибкой оно являться не будет… - воительница тихонько двинулась в сторону лагеря.
Это был длинный день. Рыжая кошка не верила, что смогла его пережить.  Она считала ночь временем тайн и загадок. Не откровений. Как же жизнь умудряется так легко менять наши представления о самой себе? Как же легко она переворачивает всё с лап на голову. Хитрая, коварная… жизнь всегда имеет свои планы на игру…

+1


Вы здесь » Коты-Воители: Лес Новых Судеб » Флешбек » Просто доверься. Ликорис|Пламенная Буря


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC