Добро пожаловать!
Мы рады приветствовать Вас на ролевой "Коты Воители. Лес Новых Судеб". Мы — известный проект возрастом более шести лет. У нас не очень высокие требования и старый добрый локационный режим игры, и мы идеально подойдём как для новичков, так и для опытных ролевиков.
Стань одним из нас, твоя судьба в твоих лапах!

Коты-Воители: Лес Новых Судеб

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Коты-Воители: Лес Новых Судеб » Флешбек » Лёд и пламень. Хладострастная|Пламенная Буря


Лёд и пламень. Хладострастная|Пламенная Буря

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Место действия: Палатка целителя, Грозовое племя
2. Время действия: сезон Голых Деревьев, юная Ледолапа только стала ученицей целительницы, но у неё уже появился первый пациент.
3. Участники:  Пламенная Буря (Пламелапка) - Хладострастная(Ледолапа)


Жизнь любит преподносить сюрпризы в виде неожиданных встреч и знакомств. Этот морозный день положил начало чему-то странному, неопределённому. Многие любят противопоставлять огонь и лёд, считая их чем-то несовместимым, противоположным. Но они сошлись, сошлись в виде двух юных учениц, что только-только вступили на свои жизненные пути. Они сами не замечают, что общего в них намного больше чем различий, и не понимают, что первая встреча явилась лишь началом их странного соперничества...

0

2

«Какого цвета боль?»
Вопрос был неожиданным для самой Пламелапки. Правда, какого же? Мысленная дилемма возникла сама собой, ведь мир за ночь стал бесцветным. Сезон Голых Деревьев был зол, колюч, опасен и нёс смерть. Так говорили старейшины, и ученица им верила. Снег поглотил яркие краски листьев сезона Листопада. Так быстро, так просто… Но почему вестник холодов был так прекрасен? Белый… цвет загадки, некого волшебного таинства. А боль… именно физическая. Она красная, как кровь. Горячая, обжигающая. В ней много гнева и ярости. Боль алая, похожая на жизнь… Снег же был холодным, он её приглушал и ослаблял страдания. Пламелапка рухнула грудой бесполезного хлама на землю. Она устала, ведь с самого утра кошечка посвятила себя тренировкам. Саднящие раны на правом боку, что назойливым жаром напоминали о себе, успокоились, доверив соратникам с левой стороны изводить ученицу.
Она ничего не могла. Бесполезна. Не воин, просто рыжая туша, что не владеет своим телом. Ничего не изменилось с того раза – любой оруженосец способен её одолеть. Она не успевает, не замечает.
Снова небесные странницы в прекрасном ледяном обличии начали свой путь на землю. Медленно и размеренно – им не было дела до котов, что ходили по лесу. Пламелапка резко прихлопнула одну из снежинок лапой. Яростно и злобно, будто та являлась корнем всех её проблем. Дыхание ускорилось, ученица начала тяжело дышать, но через мгновение отошла, с раздосадованным мявом снова рухнув на землю. Как же она была зла, как же её достали все неудачи! Раздавленная гордость мечтала восстать, возродиться параллельно улучшению боевых умений кошки.
«Всё-таки она алая… Как гнев, ярость. Но не как отчаяние. Кажется… у него нет цвета.»
Мысль вернулась. Пламелапка закрыла глаза, пытаясь ощутить свои эмоции. Всё было красным. Значит… ещё не отчаяние? Открыла – белое. Застряла между двух цветов.
«Белое… избавление. У чувства есть цвет, но и у цвета есть чувство?»
Оруженосец провалилась в какой-то свой бело-красный мир. Она забыла, зачем шла в лагерь, что вообще хотела. 
- Всё-таки… мне нравится белое, - найди какой воитель рыжую ученицу, и та оказалась бы в палатке целителя по причине бредящего состояния. Но с физическим здоровьем Пламелапки было всё хорошо, просто так она абстрагировалась от проблем, связанных с уязвлённым самолюбием.
Постепенно снежинки уняли жжение и в левом боку. Пора идти. С тяжким кряхтением ученица встала и поплелась в сторону лагеря. Но что-то заставило её обернуться и посмотреть на место проявления слабости. Тонкий слой снега испарился, и показались пёстрые листья, что ещё не успели сгнить. Пламелапка разочарованно посмотрела на следы своего пребывания.
- Белое – это так хорошо, но… но я красная, - повесив голову, ученица двинулась в лагерь.
Розовый носик ученицы палатка целителя встретила ярким запахом трав, а рыжие ушки – тишиной. Пламелапка тихо протиснулась в папоротниковый тоннель, не желая обращать на себя внимания её обитателей. Атмосфера этого места подарила некое успокоение.
- Зелёное, да, спокойствие зелёное, - уверенно пробурчала кошечка. Мир стал трёхцветным, чувств теперь больше. Появилось спокойствие, навеянное букетом трав.
«Горечь, хм… наверное, она жёлтая? Или коричневая?»
Очарованная запахом Пламелапка всё ближе подходила к скале.
«Хм… это что-то сладковатое. Оно золотистое! У вкуса и запаха тоже есть цвета!»
Ученица прикрыла глаза и блаженно заурчала. Изгнанная из реального мира неудачами последних лун она возвращалась. Маленькими частями – чувствами. С алыми болью и гневом, с белым умиротворением, с жёлтой, солнечной радостью, с зелёным спокойствием… Всё снова стало живым. Саднящие раны решили закрепить эффект возвращения, напомнив о себе. Да, теперь можно было бы показать свои ссадины целителю, ибо пора снова тренироваться и достигать вершин!
"Уверенность! Она тоже красная!"
Кошечка воодушевлённо кивнула сама себе. Она всё больше увлекалась сопоставлением запахов, цветов, эмоций. Заинтересованная в своих мыслях, ученица начала ходить по палатке, забыв о приличиях. Можно было расслышать лишь тихое бормотание:
- Синий... это... нет, не это. Возможно... А серый?...

Отредактировано Пламенная Буря (2018-07-27 02:01:33)

+1

3

Камень неразговорчив. Но если бы своды папоротникового туннеля вздумали вдруг подать голос, первым изданным ими звуком стала бы колыбельная. Камень не может видеть. Но если б мог, он бы увидел, как мучается, лежа на папоротниковой подстилке, маленькая серая кошечка. Камень не думает. Но...
Нет, пожалуй, это как раз к лучшему. Разумного камня тут нам еще не хватало... Вы можете себе это представить?! Представить себе камень, который будет ныть об отсутствующем смысле в его жизни, раздражать вас фразой "я же говорил" и даже рассуждать о вселенной, окрашенной всего тремя цветами?! Я, например, не хочу представлять себе это наиглупейший мир, в котором живут такие разумные камни. Потому что я не могу с ними конкурировать, естественно, да и никто из кошачьего племени не может. Камни не едят, не пьют, не чувствуют боль. Они неуязвимы, готовы неустанно работать, сильны. А еще и разумны, не дай Звездное племя. Ты, наверное думаешь, зачем я, старый дурак, несу эту чепуху... А это не чепуха, это мысль. Мысль о том, что даже думать о соперничестве с идеальным соперником тяжело. А уж чувствовать это соперничество на собственной шкуре и вовсе невыносимо.
Эта история, одна из многих историй о жизни Хладострастной, расскажет тебе о зарождении соперничества. И если б каменные своды могли предупредить ее, тогда еще новоиспеченную ученицу целителя, о надвигающейся буре, они б промолчали. Старые, повидавшие всякое, своды слишком умны, чтоб препятствовать соперничеству. Ведь только в нем, юнец, раскрываются самые сокрытые таланты и находятся тобой самые необычные твои черты, признаются самые глупые ошибки.
Как-то долго я подводил к теме... Надеюсь, ты еще не совсем уснул, недотёпа. Вот бы Ледолапе в тот день также легко засыпалось, как тебе сейчас... она, бедняжка, так перенервничала, что всю ночь ворочалась на своей новенькой подстилке или время от времени ходила туда-сюда по туннелю, нарабатывая усталость. Усталость нарабатываться не желала. И поэтому Ледолапа чувствовала себя сейчас помятым кленовым листом. Учитель ушел еще с утра, сославшись на важные дела, которые, по его словам, не должны обременять плечи совсем юной ученицы. Было скучно. Скучно и одновременно волнительно оттого, что разноглазая осталась в пещерке одна. Одна в своей пещерке. Каждый ее сантиметр уже был ученицей изучен, зарисован в памяти и даже прибран от паутины и прочего мусора. Даже трещины в скале, хранившие запасы трав врачевателей, почувствовали на себе ее лапу, перебравшую каждую из них на предмет подгнивших лекарств. Но дела имеют свойства кончаться. И с их окончанием Ледолапа вновь вернулась в будто родной папоротниковый туннель, снова плюхнулась на папоротниковую подстилку и опять попыталась провалиться в папоротниковые сны. Увы, не выходило.
- Зелёное, да, спокойствие зелёное...
Внезапный голос заставил серую сильно вжаться в подстилку. Она выбрала для сна самый темный уголок, ее укрывали к тому же засохшие на зиму папоротники, но этот нежданный разрыв тишины все равно ее напугал. В темноте зажглась пара разноцветных глаз, поглядела на вошедшую кошку и помутнела, когда Ледолапа распознала в нежданной гостье оруженосца. Та, не тормозя, прошлась по туннелю и проскользнула в пещеру Белолебедя. Ученица целителя быстро поднялась и отряхнула шерстку от приставших кусочков подстилки. Она была довольна таким подарком судьбы в виде первого пациента, ведь это занятие, отвлекающее от тревожных мыслей о недавнем посвящении и долго невозможности заснуть.
- Извините, - окликнула Ледолапа самку из туннеля, а потом, чуть помедлив, прошла за ней под свод пещеры.
Её оклик, видимо, не был зеленоглазой расслышан. Юная травница застыла у входа в пещерку, удивленно провожая взглядом рыжую ученицу. Она будто находилась на прогулке в лесу, но никак не в целительской.
- Синий... это... нет, не это.
"Синий... Она ищет бурачник? Нет, можжевельник?" - мысль, которая первой лезла в голову Ледолапы, - "Она знает травы?"
Мысль о довольстве "подарком судьбы" начала таять.
- Возможно... А серый?...
- Извините... Пламелапка? - громче мяукнула серая, усы которой чуть подрагивали от волнения, - Белолебедь ушел. Могу я чем-то помочь?
Она чуть ли не протараторила эту фразу, пресекая дальнейшие цветовые рассуждения, которые... настораживали и напрягали, а в купе с хозяйским хождением рыжей по палатке наталкивали на самые странные мысли. Например, о том, что именно учитель подослал сюда оруженосца, чтоб протестировать Ледолапу… Или, что еще больше пугало, Пламелапка зашла сюда просто так повспоминать лежащие тут травы. Значит, она заучивала их когда-то... Значит...

Отредактировано Хладострастная (2018-07-29 23:55:07)

+2

4

Мысли часто можно сравнить с потоком. Сейчас же этот поток Пламелапки походил на бурную, порожистую реку, которая бурлила и плескалась, переполненная длительным сезоном дождей. Казалось, что ещё чуть-чуть и та может покинуть берега, затапливая окружающие равнины. Не так очевидно, что обладатель данного «водоёма» тоже тонет в нём, бешеными потоками вновь и вновь откидываясь на дно.  Под водой всё слышится приглушенно, будто из другого мира. Таким был и призыв Ледолапы, что доносился откуда-то далеко, пытаясь пробиться через толщу мыслей и идей.
- Извините... Пламелапка? – оруженосец на мгновение очнулась, но новый мысленный поток захлестнул её, унося из реальности.
«Синий… холод, равнодушие? Наверное…»
- Белолебедь ушел. Могу я чем-то помочь? – снова Пламелапку попытались вытащить из своих мыслей. В этот раз получилась, рыжий оруженосец заметила Ледолапу и молча пошла прямо на неё. Пламелапка поравнялась с ней и заглянула в глаза. Правда, заинтересовал оруженосца их цвет. Увлечённая кошка просто напрочь забыла о приличиях.
«Не синий, жаль…»
- Синий… Что ты чувствуешь?! Скажи! – возбуждённо протараторила Пламелапка, напирая на серую кошечку. Но оруженосец резко опомнилась и отскочила от жертвы своего безумства.
- Про-о-ости, я увлеклась, -  протяжно сказала Пламелапка, присаживаясь напротив ученицы целителя, обвив рыжим хвостом лапы. Кошка с восхищением начала озираться по сторонам, с наслаждением вдыхая запах трав.
- У вас тут так здорово! А у нас в палатке разве что какой-то глупый комок шерсти в мерзости изваляется! Представляешь, какая вонь?! То-то… - если эту рыжую бестию понесло, то её ничего не остановит. Да хоть упади сейчас на Главную Поляну новый Лунный Камень, Пламелапка продолжит болтать, пытаясь высказать всё, что только можно.
- Представляешь, лежу я у лагеря… И… понимаешь… ну… Вот у эмоций и чувств, наверное, есть цвет? – оруженосцу было совершенно не жалко поделиться своими мыслями. Правда, спросить слушателя о том, хочет ли тот эти мысли знать, она, конечно, не удосужилась. Пламелапка задалась целью высказать всё, пытаясь вовлечь в свою идею Ледолапу.
- Вот… смотри. Ты серенькая! И камни серые… Думаю, это может быть постоянство, уверенность? А, как тебе? – рыжая кошечка наклонила голову и на секунду замолчала. Краткий миг был настолько кратким, что использовала Пламелапка его исключительно для того, чтобы набрать в грудь воздух и продолжить:
- Мне понравился белый. Знаешь, как снег, избавление… Но началось всё с красного! Наверное, это похоже на гнев, ярость. А самое главное – боль! Мне было больно и я закрыла глаза, а там красный пятна! Значит красный?! – тут оруженосец вспомнила о цели своего визита.
- Знаешь… я тут бока разодрала, - с этими словами она наклонила голову, искоса посмотрев на свалявшуюся рыжую шерсть, - Ты же можешь с этим что-то сделать? Ну, вообще, я бы сюда не пошла, но меня заставил наставник, - с хвастовством заметила кошечка.
- А хочешь, я тебе расскажу, почему у меня столько ранок?! – воодушевлённо продолжила Пламелапка. У неё всё зудело от радости, ведь есть новый «собеседник», которому можно столько всего рассказать. Мысли рыжего оруженосца скакали подобно белке, что скачет от дерева к дереву, от одной мысли к другой.
- А расскажешь, что это за травы? Мне они так нравятся! Я тебе в каком-то плане завидую! – наконец, Пламелапка замолкла, обратив внимание на Ледолапу.
- А почему ты молчишь? – ну не понимало это рыжее недоразумение, что в её монолог и слова вставить невозможно. Оруженосец со сверкающим взглядом лишь восторженно смотрела на серую кошечку. Она со всей наивностью полагала, что скачки её мыслей находят отзыв в каждом, не вызывают отторжения. Думала, что новую ученицу целителя жу-у-утко заинтересуют размышления Пламелапки. Она была комком эмоций и идей. Её хотелось делиться со всеми и вся этими мыслями. Да ей просто хотелось разговаривать, чтобы выплеснуть хоть часть той энергии, что бушевала внутри рыжего тельца. Она успела уже десять раз забыть о ранах, наверное, не появись сейчас Ледолапы, Пламелапка бы ушла заниматься своими делами, появившись в палатке только с новыми ссадинами.

+1

5

Когда взгляды столкнулись, Ледолапа вздрогнула от неожиданности, но продолжила смотреть во внезапно уставившиеся прямо на нее ярко-зеленые глазищи оруженосца. Ученица целителя было хотела раскрыть пасть, чтобы предложить осмотреть полосатую, как та начала приближаться, при этом не роняя ни слова. Разноглазая быстренько прикрыла рот, а когда зеленый взор остановился в шаге от нее, и вовсе замерла. Сердце тревожно стучало в груди, и в тишине ученица могла расслышать его неровный гул, отдающийся толчками в ушах. Серая чуть хмурилась, водя настороженным взглядом по Пламелапке и явно ожидая какого-то подвоха.
- Синий… Что ты чувствуешь?! Скажи!
А вот и он. Ледолапа резко отдалилась от собеседницы, чтоб напор той не заставил кошек столкнуться мордами. Хвост раздраженно задергался. Что бы не значила эта внезапная "атака" рыжей, она точно не вогнала разноглазую в положительные эмоции. На самом деле, наоборот, этот выпад только добавил напряжения и непонимания, к которым постепенно добавлялось раздражение. Приходило, вероятно, оно, оттого что Ледолапа не привыкла к таким резким и ярким проявлениям эмоций... или к таким резким и глупым вопросам... или к нарушению ее личного пространства. Одно из трех точно, может даже несколько.
- Э... - вылетело у полосатой прежде, чем зеленоглазая успела что-либо сказать.
- Про-о-ости, я увлеклась, - будто специально затягивая с извинениями, мяукнула оруженосец и присела напротив.
"Ну, теперь она хотя бы не бродит по палатке", - пронеслась мысль в голове Ледолапы, явно подарившая ей облегчение.
Как я понял, кто кошка подрасслабилась? У нее перестал дергаться хвост. Юная травница повторила действие собеседницы, присев, крепко обвила лапки хвостом и приготовилась встречать будущие странности, которые в Пламелапке бурлили, стремясь вырваться наружу. Зеленые глаза бегают по палатке, слегка подрагивают усы, взлохмаченные и где-то колтунами слипшиеся бока быстро вздымаются и опадают, что говорит о её явно возбужденном состоянии. Ну, только буйных не хватало, конечно, в первый день на посту. Разноглазая поелозила по кошке взглядом, а затем начала усиленно принюхиваться в то время, как оруженосец отводила взгляд, чтоб вновь проехаться им по пещере. Незаметный запах крови витал в воздухе, но кошка вела себя достаточно активно, а значит раны несерьезные и ее движения не сковывают, боль приносят незначительную... но лечить стоит. Любого кота, пусть у него даже маломальские болячки, необходимо лечить. Независимо от приязней и неприязней. Только исцеление каждого приведет к всеобщему здоровью, избавит от непредотвращенных смертей. Даже самая маленькая ранка может повлечь за собой заражение, самый тихий чих - заболевание, мой милый слушатель, так что советую тебе всегда с осторожностью относиться к себе и своему здоровью, а в случае чего не лениться заглянуть к своему целителю.
- Представляешь, лежу я у лагеря… И… понимаешь… ну… Вот у эмоций и чувств, наверное, есть цвет?
Возможно, Ледолапа что-то да и прослушала, захваченная осмотром пациента на расстоянии, и на этой фразе только очнулась. Она заторможено поморгала и неловко кивнула Пламелапке, которой явно не давала покоя высказанная только что мысль. Видимо, этот жест был недостаточно убедителен, а потому рыже-полосатая начала пояснять свою мысль:
- Вот… смотри. Ты серенькая! И камни серые… Думаю, это может быть постоянство, уверенность? А, как тебе?
Разноглазая еле заметно кивнула. Возможно, серый и мог означать постоянство. А возможно, серый был цветом скучным и неинтересным, постоянство не всегда хорошо... Оно может напрягать, особенно когда многие луны ничего не меняется и ничего нового не происходит. Совсем как поиски ученика Белолебедем. Но в итоге ему все равно достался серый цвет, но теперь он дарил ему уверенность в завтрашнем дне. Да, определенно, серый - больше цвет уверенности, чем скуки. "А на что похожие мои чувства сейчас? - задалась вопросом Ледолапа, - что-то определенно неприятное и тянущее..." Кошка задумчиво поводила взглядом по каменному полу под лапами, пошевелила усами, поморщила носик, но все это определиться с цветом ее чувств не помогло.
- Знаешь… я тут бока разодрала, ты же можешь с этим что-то сделать?
Ледолапа резко подняла голову, уткнувшись взглядом в горящие зеленью глаза и серьезно кивнула. Белолебедь научил её применять простейшие травы еще до посвящения.
- Ну, вообще, я бы сюда не пошла, но меня заставил наставник, - эта фраза из уст ученицы звучала как хвастовство.
Ученица лекаря тоже знала, как хвастаться. Мало кто может похвастаться таким прекрасный учителем, но Ледолапа может... и обязательно похвастается, но не словами. Она готова похвастаться действиями, применить все полученные ею навыки на деле и заставить всех вокруг поверить в него и в неё, в Ледолапу. Пусть даже вокруг только лохматая Пламелапка. Серая встала и направилась к трещине, в которой, как она помнила, находилось немного золотарника, подаренного Белолебедю целителем племени ветра. О предназначении этой травы кошка помнила наверняка, ведь наставник совсем недавно радостно рассказывал ей о том, как хорошо он обменялся с ветряным. Малышка засунула лапку в трещину и вытащила стебелек цветка и принялась разжевывать. Она еще ни разу не пробовала золотарник, но он показался ей на удивление нейтральным. Ну или просто не таким горьким, каким являлся окопник. Хотя, сравнить она могла пока только с ним, этим самым окопником, больше ей жевать ничего не приходилось...
- А хочешь, я тебе расскажу, почему у меня столько ранок?!
Ледолапа удивленно обернулась на рыжую. С ней что, подумалось полосатой, никто не разговаривает, что она решила к первой встречной привязаться? Хотя, наличие ран все же интересовало Ледолапу, ведь она, противник бездумного насилия, так и не поняла, откуда разодранные бока. "Разве на тренировках разрешают выпускать когти?! - нахмурилась грозовая, - надо обязательно спросить у Добролапа…"
- Можно, - мяукнула разноглазая, сплевывая кашицу из золотарника в дубовый листок, стопка которых всегда лежала у трещин на случай острой необходимости в сосуде для лекарства.
Затем Ледолапа подхватила этот листок зубами за краешек, стараясь не испачкать нос в смеси, и направилась к своей первой пациентке. Та не унималась.
- А расскажешь, что это за травы? Мне они так нравятся! Я тебе в каком-то плане завидую!
"Это чувство определенно холодное, как мороз... Неприятное, - Ледолапа опустила листок с кашицей рядом с Пламелапкой и принялась осматривать её уже вблизи. - Зависть... может это зависть? Зависть должна быть оранжевой и обжигать... так может это... раздражение?.. смятение?.. ревность... Голубой? Возможно, даже с примесью фиолетового..."
- А почему ты молчишь?
Ледолапа резко оторвалась от причесывания левого бока Пламелапки. Она похмурилась отрывисто, явно осознавая, что мыслями улетела точно не на долю секунды и не на две...
- Золотарник применяется для исцеления ран, он растет на пустошах, - сухо ответила кошка, возвращаясь к причесываниям.
Когда шерсть уже лежала более-менее аккуратно, что с длинной шерстью почти невозможно, и ранки были тщательно вылизаны, ученица начала шлепать на царапины кашу из золотарника, не забывая поглядывать на эмоции оруженосца. Делать больно в её планы не входило, но щипать все равно должно, ведь это первый признак действия лекарства. Промазав хорошенько весь ободранный бок, разноглазая перешла к другому. Она делала все молча и уверенно, не боясь запачкать лишний клок шерсти рыжей или свои собственные маленькие лапки. Со второй стороной пламени молодая травница справилась быстрее, все же у нее теперь был опыт в наложении травы, а не только в её жевании. Закончив с работой, кошка обошла старшую, рассматривая свою работу, а затем довольно кивнула.
- На бока не ложиться, пока мазь не подсохнет. Как только это случится, - кошка посмотрела на свои испачканные лапы, - траву снять, бока вылизать.
Серая начала убирать листок и ошметки, отвалившиеся от ее же лап, и уже было ушла к трещинам, как спохватилась:
- Но на бока все равно не ложиться... до заживления.
Кошка обтерла лапы о тот же листок, в котором замешивала кашицу, а затем скинула его поближе к скале. Главное не забыть выкинуть его до прихода Белолебедя. Ведь он оставлял чистую целительскую, а значит и вернуться должен в такую же чистую.
- Кто твой наставник? - вопрос слетел с губ сам.
Ну и хорошо, что слетел, это даже капельку профессионально - желать поведать наставнику о состоянии его оруженосца и предупредить, что лучше пока отложить боевые занятия... ну или изучение приемов, требующих падений. Хотя... какие вообще боевые приемы не требуют падений?! Разве что развитие стойки на задних лапах, но там вообще ничего делать не надо. Траволапка только первый день ученица, но она уже забегала рассказать, какое же это скучное занятие.
"Если б у обучения стойке на задних лапах был цвет, это определенно был бы серый".

+2

6

Пламелапка всё-таки замолкла (конечно жене надолго, ведь подобное она была способна сотворить только во сне), давая юной ученице обработать свои раны.
«Щиплет!»
Оруженосец поморщилась, но боль быстро стала незаметной, даже немного приятной. И не такое терпели!
- Золотарник применяется для исцеления ран, он растет на пустошах, - сказала Ледолапа. Сухо, неприятно, будто она вместе с этим Золотарником на этих самых пустошах и росла. Рыжая ученица испытала некоторое праведное, как ей казалось, недоумение. Как так!? Как с ней можно говорить так неприветливо?! Безобразие! Но ритмичные движения подопечной Белолебедя немного ослабили нарастающее возмущение Пламелапки. Это было.. весьма и весьма приятно.
«Всю жизнь жила бы в целительской!»
Оруженосец расплылась в блаженных мыслях. Да… у блаженства тоже должен был быть цвет. Приятный и тёплый, но не броский, определённо нет. Почему-то ассоциация пришла в виде мёда. Золотистого, благородного.
«Значит, блаженство цвета меда… Выхо-о-одит оно сладкое!»
Погружённая в свои мысли рыжая ученица прослушала инструкции. Да и… сложно даже на секунду поверить, что этот неугомонный комок рыжей шерсти их выполнит. Повезёт, если она не найдёт себе бесшабашное занятие сразу же, как выйдет из палатки целителя. Маленьким ураганом она пронесётся по лагерю, суя свой розовый носик, куда следует и не очень. Потом повторит данный цикл, побуждая взрослых котов (да и других учеников) возвести глаза к небу и припомнить Звёздных Предков. А вот звёздные коты тихо похихикают, ведь звёздная обитель далеко, вне досягаемости этой надоедливой персоны. Правда, если верить старейшинам, рыжая кара ещё настигнет небеса, но… вдруг к тому времени мышиная голова сменится кошачьей? Надейтесь, Звёздные Предки, надейтесь…
- Кто твой наставник? – Пламелапка наконец очухалась.
- Шиповник! – восторженно ответила ученица. Оруженосец вытянула шею, пытаясь выяснить, чем же таким занималась Ледолапа. Шуршала, перебирала, что-то убирала… В общем, чем-то занималась, а это не должно было ускользнуть от глаз Пламелапки. Пусть это и просто чистка лап.
- Я вообще-то привыкла к постоянным ранениям. Правда, я в учениках не так давно, - смутилась юная кошечка. Ей определённо не нравилась отстранённость Ледолапы, ну вот прям совсем. Рыжая ученица поставила для себя цель – тронуть лёд. Конечно, длиться это будет до того момента, пока не появится новая идея, которая унесёт Пламелапку прочь из палатки целителя. Но, к несчастью последней, идея эта не торопилась. Наверное, она сама испугалась напора будущей хозяйки и выбрала самый длинный путь. Избрала длинные и дальние дороги, надеясь встретить достойного кота, за которого способна будет зацепиться, чтоб никогда не дойти до первоначальной цели.
- Мы много занимаемся… Но я считаю, что у тебя жизнь интересней! – восторженно проговорила Пламелапка.
«Правда, она не для меня.»
Для кого-кого, но рыжий ураган мало походил на целителя, разве что в качестве пособия в изучении болезни «иголки под хвостом». О… тогда данный оруженосец был бы бесценным экземпляром. Ценность была бы выражена приятными дополнениями в виде «неудержимый язык» и, конечно же, «на каждой шерстинке блоха». Пожалуй, на этом моменте «целительская полезность» Пламелапки заканчивалась.
- Ты… одна из многих. Воинов… нас мно-о-го. А ты неповторима! – мечтательно, с ноткой некоторой зависти протянула кошечка. Особенно нагло было то, что оруженосец причислил себя к воину.
«Что же интересного тут есть?!»
Вопрос продолжал навязчиво зудеть где-то в голове, лапах… везде, пожалуй. Пламелапка не выдержала и тихонько подошла к скале, не обращая внимания на Ледолапу. Насколько же отвратительным было её поведение. Но ужасным было то, что рыжее чудовище этого не осознавало, продолжая хозяйничать в палатке.
Оруженосец протиснула нос в одну из трещин и радостно воскликнула:
- А это что такое?! – будь судьба более справедлива к серенькой жертве произвола, то в щели этой должна была бы оказаться мышиная желчь. Но, к сожалению всех пострадавших от любопытства этого представителя племени, это была вполне ароматная травка. Правда, кто знает… какими свойствами она обладает…

0

7

- Шиповник!
Ледолапа нахмурилась. Она еще не доктор, только-только стала учеником. А потому круг её знакомых все еще был узок: семья, предводитель, глашатай и наставник. Даже меня она не знала, представляешь?! В общем, кошечка вдруг поняла, что имя это ей ничего не даст. Серая присела напротив Пламелапки и начала вылизывать лапки, чтоб избавиться от зеленого цвета. Зеленый - это хорошо, но не когда он въедается в шерсть. Не когда он проникает в тебя... Не когда все твои мысли только о зеленом. Нужно уметь замечать разные цвета, различать их и радоваться тому, что весь твой мир не слеплен из единой краски. Например, совсем рядом есть красный. Цвет пожара. Ледолапа оторвала взгляд от лап, чтоб робко бросить его на оруженосца перед собой.
- Я вообще-то привыкла к постоянным ранениям. Правда, я в учениках не так давно.
Сколько бы ты ни был в учениках, если ты выбрал путь воина, ты должен быть готов оставить на поле боя свое ухо или, если надо, два. Ты должен быть готов отдать свою жизнь за клочок земли, готов отдать свою жизнь правильным путем - защищая племя. А самое главное, что не давало Ледолапе спокойно жить с мыслью о том, что её братик и сестричка в будущем будут воинами, ты должен быть готов отнять чье-то ухо или два, если придется. Ты должен быть готов отнять чью-то жизнь. Случайно ли, намеренно ли, ты можешь в любой момент превратиться в убийцу. Это страшно. "Красное должно быть сокрыто. Потому что если красное вдруг становится видно... если красного слишком много... это ужасно".
- Мы много занимаемся… Но я считаю, что у тебя жизнь интересней!
Если б Хладострастная могла переместиться на тридцать лун в прошлое, она бы ответила, что её жизнь по интересности как раз таки стоит на уровне воинской, ведь каждая жизнь по-своему интересна и уникальна. Но маленькая Ледолапа еще этого не осознавала. Как все происходит у неопытных котят в голове: если взрослый похвалил тебя, значит ты лучше кого-то. Лучше брата, лучше друга, лучше напарника по тренировке... А если старшая Пламелапка назвала жизнь Ледолапы более интересной... значит она и правда лучше. Значит она и правда интересней. Серая поддалась этим дурацким мыслям тогда, будучи неопытной, но ты-то, любитель поспать под мои рассказы, не делай такой ошибки. Она заставит тебя возгордиться, она заставит тебя видеть во всех окружающих соперников. Она рождает нужду во всем быть первым, рождает ревность из ничего.
"И она моя", - подумалось Ледолапе, закончившей чистку лапок.
И вновь восхваление. И вновь собственная значимость увеличилась в разноцветных глазах. А если целители такие необычные... если она такая необычная... значит ли это, что Пламелапка хочет на её место? Кто не захочет быть необычным... Тем более когда племя и его лидер смотрят с подозрением на маленького серого котенка Ясноглазого, пытающегося стать врачевателем. Будет легко её сместить, заменить на более старшую, более опытную... которая осознает, что путь целительства - что-то наиболее интересное и неповторимое, чем воинская волокита.
Ученица Белолебедя осознала, что утонула в своих мыслях. Она поморгала, вновь устремляя взгляд на рыжую, которая вдруг очутилась у трещин. Ледолапа резко встала на лапы, раздраженно дернув длинным хвостом, и уже собиралась как-то отвлечь будущую воительницу, как та нагло засунула свой любопытный нос в трещину, откуда донеслось приглушенное:
- А это что такое?!
"Жизнь целителя интереснее, - Ледолапа раздраженно размахивала хвостом, - но она моя".
Кошка приблизилась к шебутной ученице и вперила в неё резко поледеневший взгляд. Терпеть отвратно, невыносимо... Но это необходимость. Ясноглазый умеет терпеть. Терпел же он каждую нападку глашатая, терпел же он претензии и придирки, терпел и вытерпел, теперь он вознагражден. Дочка Ясноглазого ничуть не хуже умеет терпеть, "натерпела" же она свою новую должность... Но терпеть бесконечно невозможно. Когда-то "терпелка" должна порваться. И из-за этого разрыва вы либо выясняете отношения, что сделал папа, либо заводите отношения в непроглядный туман. Эта история о втором варианте.
- Пламелапка, - громко мяукнула Ледолапа, - ты свободна.
"Это моя жизнь, это моя должность, это мои травы!"
Кошка внимательно следила за каждым движением оруженосца.
- Отвечать на вопросы - обязанность наставников, но не моя, - юная травница наконец успокоила хвост, - а я свои обязанности выполнила.
Хотелось остаться одной. Хотелось избавиться от везде сующего нос оруженосца... или от соперника, желающего сбросить тебя с поста. Слишком сильно сказано, конечно, но это Ледолапа. Опять надумала себе лишнего и живет в этих додумках.
- Ты свободна, - еще раз повторила кошечка, кивая в сторону выхода из пещерки.
Куда еще понятнее?.. Ледолапа не сомневалась в том, что Пламелапка с первого раза поняла посыл. Просто ей хотелось ускорить происходящее. Ей хотелось облегчения. Но тогда в груди был только сине-фиолетовый. И желание поскорее сменить его на что-то серое. Серо-зеленое.
- Не забудь напомнить Шиповнику, что Белолебедь рекомендовал... ч-что...
"Это была я. Я лечила. Я ученица целителя. Много кто считает, что так не должно быть. Но это так".
- …что Ледолапа настоятельно рекомендовала избежать боевых тренировок в ближайшие два-три восхода, - закончила разноглазая.
"Ледолапа…" Её имя теперь звучит по-другому. Оно более взрослое и более уверенное... "Теперь я не маленькая ледышка, льда стало больше, и у меня заледенели лапы... Возможно..." Возможно лед прокрадется и в душу? И в сердце? Нужно ли это? Холодной лапой вправлять суставы, с холодной головой принимать решение, холодным взглядом успокаивать пациентов. Но хорошо ли иметь холодное сердце? Не мешает ли это чувствовать... любить? Делить мир на зеленое, красное, сине-фиолетовое?
- Завтрашний вечер. Здесь. Осмотрю еще раз, - выдала кошечка, поглощенная своими мыслями.
И она вновь прожгла Пламелапку полным нетерпения взглядом:
- До завтра.

+1

8

- Ты свободна, - конечно, она свободна. Кто может в этом сомневаться. Пламелапка свободна делать то что пожелает! Поведение Ледолапы начинало сильно злить оруженосца.
«Пфф, нашлась предводительница, ещё указывать мне тут будет! Размечталась, Ледышка!»
Возмущению Пламелапки не было предела. Она пришла, начала делиться с этой ученицей своими мыслями, а та и не думала это ценить? Такого оскорбления юная кошечка не забудет, всю жизнь помнить будет! Пять минут назад она рисовала мысленные образы их будущего общения, хотела вызнать что-нибудь про Ледолапу, а теперь… А теперь эти картины разлетелись сотнями осколков, втыкая в рыжую шерсть.  Казалось, что те были ядовиты. Смазаны ядом, пробуждающим гнев и злость.
- Отвечать на вопросы - обязанность наставников, но не моя, а я свои обязанности выполнила, - снова ученица целителя подкинула веток в огонь. Неужели так сложно рассказать? Хотелось поблагодарить за целительскую помощь, но раннее. Теперь Ледолапа вызывала только непонимание и раздражение. Пламелапке хотелось её как-то обозвать, сделать неприятно, задеть. Свергнуть с мнимой вершины и вернуть на землю.
«Выполнила свои обязанности!»
Мысленно парадировала оруженосец Ледолапу. Непроизвольно от таких мыслей Пламелапка корчила рожи.
«Один день является ученицей Белолебедя, а уже такая зазнайка. Фи! Противная!»
- …что Ледолапа настоятельно рекомендовала избежать боевых тренировок в ближайшие два-три восхода,- рыжий оруженосец окончательно убедилась в своих мыслях.
«ЗАЗНАЛАСЬ! Ледышка настоятельно рекомендовала!»
Пламелапке казалось, что ученица целителя возомнила себя выше всех, несправедливо, кстати, возомнила. Напридумывала себе что-то, а теперь выдаёт это за явь. Думалось,  что эта серая кошечка слишком много на себя берёт. В общем, особа эта очень не понравилась вспыльчивому оруженосцу.
- Завтрашний вечер. Здесь. Осмотрю еще раз, - а вот тут Пламелапка молчать уже не могла. Всё, эта серая кошечка, что просто защищала свою территорию, довела ученицу.
- Если я и приду то только к Белолебедю, а к тебе добровольно только блохи ходить будут! – прошипела Пламелапка. Не была она такой злой, как можно судить по её длинному языку. Никогда не хотела никого обижать, делать больно. Не понимала, что слова – это оружие что бывает страшней когтей и зубов. Это были простые и мимолётные эмоции, что в обидных словах вырывались наружу.
- Не серая ты. Синяя! Вот! – выкрикнула Пламелапка, - Скользкая, холодная рыба! Мертвяк! – обзывательства эти были детские, наивные и глупые. Существовали они исключительно для того чтобы их высказать. С одной стороны, Пламелапка не хотела никуда уходить и из вредности сидеть здесь, с другой, у неё ещё было «очень много дел». Так как слово «сидеть» противоречило сути рыжей кошки, она склонилась ко второму варианту, предпочитая уйти. Гордо задрав голову и одарив Ледолапу презрительным взглядом, рыжий оруженосец вышел из палатки.
Мир оставался белым. Пустым и бесчувственным. Хотя… нет, серым. Хмурое пасмурное небо было настолько противным и мерзким. От этого сводило зубы! Только вот глупая маленькая Пламелапка не понимала, что серое оно из-за туч. А из-за туч шёл снег. Белый, холодный, приносящий избавление…

0


Вы здесь » Коты-Воители: Лес Новых Судеб » Флешбек » Лёд и пламень. Хладострастная|Пламенная Буря


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC